ssgen (ssgen) wrote in chelchel_ru,
ssgen
ssgen
chelchel_ru

Дом Рындина (Цвиллинга, 6)

Домик службы занятости на Цвиллинга, похоже, вообще опустел. Когда-то это был дом, в котором в 1935-1936 годах жил не много ни мало, первый секретарь Челябинского обкома ВКП(б) Кузьма Рындин. Именно с такой формулировкой это здание в 1991 году было включено в перечень объектов культурного наследия. В советские годы его занимало "Бюро по трудоустройству и информации населения", по телефонному справочнику 1992 здесь значится МП "Временная работа", по справочнику 1995 - "Городское бюро занятости населения", по справочнику 2005 - "Кадровое агентство службы занятости населения". На моей памяти здесь всегда по утрам толклись мужики угрюмо-диковатого вида ("граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы"), с пакетами и хозяйственными сумками, пришедшие сюда в поисках случайного заработка.



Кто такой был Кузьма Рындин? Сын батрака, комсомольский активист, сделавший стремительную карьеру до первого секретаря обкома. Рындин считал себя учеником Кагановича, вел с ним активную переписку и бывал у него во время каждого своего визита в Москву. Кстати, именно с подачи Рындина Челябинск чуть было не переименовали в Кагановичград.


[из сборника "Челябинская область в фотографиях", Каменный пояс, 2001] 

Бигорафией Кузьмы Рындина много кто занимался, но самая основательная работа, как мне кажется, у Н.С.Королёва, доцента кафедры истории ЧГАКИ, он даже диссертацию писал на эту тему. Поэтому, чтобы не перегружать подробностями, процитирую полосу "Южноуральской панорамы" от 8 ноября 2007 года, подготовленную на основе этого исследования.

Мало кто знает, что первым руководителем нашего региона стал наш земляк, Кузьма Рындин. А историк Никита Королев знает о Кузьме Васильевиче, пожалуй, больше всех. Много лет по архивным документам он по крупицам собирал сведения о Рындине, и за это время составил достаточно объективный его портрет. Сегодня глава области времен Сталина предстанет перед нами глазами его биографа, Никиты Королева. И каждый сумеет составить о нем собственное представление, оценить его роль в истории области и страны. Да просто задуматься о непростой судьбе талантливого человека, жившего в очень сложное время.

По-пролетарски дать в морду

Кузьма Рындин родился в 1893 году в селе Ерал недалеко от Сима в семье крестьянского портного. С ранних лет мальчика приучали к труду: сначала он был нянькой для младших детей, потом после окончания начальной школы пошел батрачить. Сменил несколько незавидных работ, пока не устроился сторожем в библиотеке, где пристрастился к чтению. Чтение осталось его любимым занятием на всю жизнь.

Он был очень невысок, не выше метра шестидесяти, но очень подвижный, живой, компенсируя недостаток роста неуёмной энергией. В 1915 году Кузьма поступил на Симский завод сельскохозяйственных машин. Это был ответственный шаг для крестьянского паренька, и он очень гордился тем, что стал рабочим, а значит получил более высокий статус и другой круг общения. Но вскоре Рындин понял, что жизнь рабочего это тоже не сахар. Что ждало его в той рабочей деревне, в которой он поселился при заводе? Беспробудное пьянство, бедность, работа на износ, а в качестве развлечения — жестокая драка с такими же работягами с соседней улицы.

Такая безрадостная перспектива не устраивала любопытного и шустрого паренька. И единственной возможностью выбраться из этой среды стала дружба с местной революционной ячейкой. Кузьма понял, что можно бунтовать против той ситуации, в которой он оказался. Большевики приметили живого паренька и решили поручить ему создать молодежную большевистскую организацию. Рындин с воодушевлением принялся за новое дело. Ему очень нравилось, что круг его общения значительно расширился, начались поездки в другие города.

Рындин не просто собирал вокруг себя сочувствующую большевикам интеллектуально подкованную молодежь. Он творчески подошел к процессу и попытался привлечь в свою организацию хулиганов. И сумел заманить лидеров преступных группировок, помогая им деньгами, запугивая и уговаривая. Его действия вполне согласовались со словами Ленина, который писал: «Пора заканчивать формировать партию из интеллигентов. Надо привлечь такой элемент, который по-пролетарски может дать в морду». Рындин вспоминал, что атаманов, которые не хотели сотрудничать с большевиками, просто убивали. Так стало с атаманом Федором Курмасо-вым, которого подкараулили и пристрелили ночью, после чего вся курмасовская группировка плавно влилась в большевистские ряды.

Двадцатидвухлетний новоявленный большевик очень гордился созданной своей организацией. Он много выступал на митингах, и вчерашние хулиганы-боевики охраняли его от возмущавшихся рабочих. Выпячивая свою роль, бравируя властью, Рындин со своими боевиками вместо тайной первомайской маевки устроил настоящую демонстрацию, с красными флагами прошествовав по центральным улицам. После этого полиция начала за ним охотиться, и ему пришлось уехать в Нижний Тагил.

Железным прутом по врагам революции

Там на заводе он познакомился с большевиком Бархатовым. Последний в своих воспоминаниях писал, что Рындин был человек уникальный, горящий идеей, настоящий большевик. Именно такой, каких революционеров хотел видеть Ленин: упертых, фанатичных, преданных революции до последней капли крови. Кузьму не интересовали ни девушки, ни гулянки. Он был весь в борьбе и буквально жаждал изменить мир. Бархатову даже казалось, что он ночами не спит, а читает книги.

Сохранились воспоминания, ярко рисующие взрывной, холеричный характер Кузьмы. На заводе мастер объявил рабочим о понижении расценок на продукцию, из чего вытекало, что теперь за ту же работу рабочие будут получать значительно меньше. Разозлившись на такую несправедливость, Рындин взял в руки железный прут с явным намерением разделаться с обидчиком на месте. Его остудили и осудили старшие товарищи, разъяснив, что его задача — пропаганда и организация, а не хулиганские выходки.

В 1918 году, когда Сим занял колчаковцы, большевики ушли в партизаны, а Рындин возглавил подпольный центр. Он намечал конкретные боевые мероприятия, договаривался о поставке оружия и боеприпасов. Тогда же он познакомился с будущей женой. Зимой отсиживались в доме у сочувствующего крестьянина, Рындин сблизился с его дочкой, на которой впоследствии и женился.

С того времени политическая карьера Кузьмы Рындина резко пошла в гору. После гражданской войны он стал председателем Уфимской чрезвычайной комиссии, которая занималась буквально всеми возникающими проблемами, начиная от борьбы с остатками белогвардейцев до снабжения города продовольствием. В частности, он формировал рабочие карательные отряды для подавления «Черного орла», мощного крестьянского восстания, охватившего несколько регионов России. Восставшие против продразверсток крестьяне были буквально утоплены в крови.

Преданный шут и балагур

В то время в умах многих был разброд, но Рындин сразу и навсегда поддержал все идеи Сталина. Он был уже сформировавшимся политиком, хорошим организатором, полностью преданный лично Иосифу Виссарионовичу. Его заметили и пригласили работать в Москву, в Центральный комитет партии ответственным инструктором. Роль таких инструкторов была очень значительной. Они выезжали на места, где чувствовалась оппозиция, выступали с острыми дискуссиями, вели работу по вычищению чуждого элемента из рядов партии.

Затем он пошел на повышение и стал работать председателем Московской контрольной комиссии. Рындин попал в самое пекло борьбы с правой оппозицией, возглавляемой Бухариным. По приказу Сталина он безжалостно уничтожил московскую партийную организацию — оплот оппозиционеров. В итоге ее возглавил Каганович, а вторым секретарем стал Кузьма Васильевич.

Рассказывают, что Рындин, несмотря на практически отсутствие образования, очень интересовался культурой и историей. Причем старался разобраться в них досконально. Есть сведения, что он знал все картины Русского музея, мог часами о них рассказывать. Но при этом ратовал за закрытие музыкальных школ.

Несмотря на то, что Сталин ценил Рындина как хорошего руководителя и преданного большевика, в ЦК его воспринимали как балагура, почти шута. Потом на его место в московский партком пришел другой балагур — Хрущев. Он легко разряжал обстановку, говорил народным доступным языком. Даже выступая на съезде, не боялся острить. В 1930 году в своем докладе он назвал одного из соратников «блудливым котом», объяснив, что он прислуживает и нашим, и вашим, что в который раз вызвало взрыв смеха.

Ходили слухи, что на Южный Урал из Москвы Рындина сослали. Его биограф Никита Королев считает, что это не так. Просто в те годы именно здесь требовался свой человек, способный решать масштабные задачи. И таким человеком оказался Кузьма Васильевич.

Священная ладонь Рындина

В 30-е годы экономика Челябинской области бурно развивалась. Рындин с ходу включился в работу и работал с полной самоотдачей. По-другому не умел. Он хотел сам проникнуть во все дела. Так Кузьма Васильевич самолично разбирался, как лучше проводить вспашку, эффективнее организовать работу на предприятии, участвовал в производственных совещаниях, интересовался экономической наукой. За короткий срок регион был сформирован как областной центр, налажена деятельность всех служб, найдены и расселены необходимые для работы специалисты, сформирован коллектив руководителей. Он сумел поднять эффективность работы существующих промышленных предприятий. Порой наши заводы не могли справиться с планами, потому что катастрофически не хватало сырья. Рындин ехал в Москву, добивался встречи с Орджоникидзе и решал эти вопросы.

Говорят, он был человеком взрывным, но и отходчивым. Мог накричать в самых грубых выражениях, а потом извиниться перед подчиненными. Он очень любил Челябинскую область и гордился, что стал ее руководителем. Ему импонировало, что он сумел состояться на родине. Вообще, первый секретарь любил выделить себя, показаться с лучшей стороны, покрасоваться. Мог сказать про себя, что Рындин для области — это то же, что и Сталин для страны.

В отличие от Москвы, у себя на родине Рындин старался действовать аккуратнее, не рубить сплеча, беречь людей. Так, в 1934 году область не справлялась с уборкой, несмотря на хороший сев. Глава области лично ездил и уговаривал руководителей колхозов работать эффективнее. А в это время Москва бомбардировала его телеграммами с угрозами. Приехал нарком земледелия Чернов и потребовал прекратить уговоры и отдать не справившихся с планом под суд. Рындин нехотя наказал пару человек, но лютовать не стал. Затем в Челябинск приехал Каганович. Он заперся с бывшими подчиненными в кабинете и долго ругал. Рындин превозносил Кагановича и называл его своим учителем. После этого тяжелого разговора первый секретарь приступил к жестокой сече, и многие попали ему под горячую руку.

В области Кузьму любили и даже преклонялись перед ним. Сохранились воспоминания одного из работников ЧТЗ, который рассказывал, что Рындин мог легко подойти пообщаться с рабочими, располагая их к себе шутками и анекдотами, угощая сигаретами. А люди прятали эти сигареты, как реликвию, и курили свои. Случалось и такое: руку, которую пожал Рындин, не просто не мыли длительное время, а старались ею прикоснуться к ребенку, чтобы передать ему частичку секретаря обкома, его энергию.

Бабник, вредитель, враг

Начало 1937 года ознаменовалось резкой критикой Сталина на пленуме региональных руководителей, мол, из-за их работы в организацию проникли «враги». Рындин там же на пленуме признался, что в Челябинской области «орудуют фашистские лазутчики и троцкисты». И начал компанию по их ликвидации. Были арестованы и расстреляны многие руководители области, в том числе и ближайшие соратники главы области. Но этих показательных казней Москве было мало. И Рындин вызывает прокурора и ругает его за низкие показатели по количеству репрессированных, поставив в пример Свердловскую область, справившуюся с планом.

С того года Кузьма Васильевич впадает в депрессию, это видно по стенограммам его речей. Когда круг стал сужаться, его подчиненные начали травить своего некогда великого руководителя. Он переживает, замыкается в себе, но до последнего дня продолжает работать, пытаясь доказать, что он полезен.

В ночь на 13 октября по приказу Ежова Рындин был арестован, отправлен в Москву и расстрелян. А в Челябинске собрали пленум, на котором называли «вредительскую банду Рындина» бухаринскими агентами. Бывшему первому секретарю ставили в вину, что он окружил себя людьми, преданными лично ему, никому не давал возможности занять независимую позицию, грубил. Вспомнили и его самолюбование, окрестили бабником, откровенно намекая на большое количество молоденьких комсомолок, которые работали вокруг него в обкоме.

Последнее обвинение имело под собой некоторую основу. Известно, что у Рындина была внебрачная дочь, которая и поныне живет в Челябинске. В семье у Кузьмы Васильевича детей не было и своей незаконнорожденной девочке Рындин охотно помогал. Но дочери, как и другим родственникам «врага народа», так настоятельно посоветовали не вспоминать о бывшем родиче, что они и до сих пор не желают говорить об этом человеке. С 1937 года это имя в области было под строжайшим запретом. Так Рындина навсегда вычеркивали из людской памяти.

За ним возглавил область Огурцов. Он выступил похоронщиком первого секретаря, но, «выкорчевав банду Рындина», сам пал жертвой наветов и был расстрелян через год.

Как-то Рындин на слете учителей-отличников сказал: «Я вам задам такой вопрос: если вы умрете, и о вас никто не вспомнит, вам приятно будет?» В зале раздался смех, а он продолжил: «Вообще, формально, вы можете сказать: после меня мне все равно, но если по-человечески спросить, то любой скажет: если меня вспомнят, то хорошо».

[3]

[4]

[5]

[6]

[7]

Источники:
"Челябинская область в фотографиях", Каменный пояс, 2001
Самуэльсон Л. "Танкоград. Секреты русского тыла", РОССПЭН, 2010
Гончарова Т., "Вычеркнутый из памяти" // "Южноуральская панорама" 8-11-2007
http://www.kraeved74.ru/pages_print_726.html
http://www.dslib.net/istoria-otechestva/k-v-ryndin-kak-tipichnyj-predstavitel-partijnogo-rukovodstva-20-30-h-godov-xx.html
http://echochel.ru/programs/interesting/28349/

Tags: Центральный район, улица Цвиллинга
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments