constantin74 (constantin74) wrote in chelchel_ru,
constantin74
constantin74
chelchel_ru

Теплоухов К. Н. Челябинские хроники. 1924 г.

Окончание фрагментов воспоминаний Константина Николаевича Теплоухова
( из книги: Теплоухов К. Н. Челябинские хроники: 1899— 1924 гг. — Челябинск, 2001)
На фотографии:Юго-западный берег озера Смолино (за поселком Смолино). Археологические раскопки. 1924 год.





Краткое содержание мемуаров 1924 г.
Работа с малолетними преступниками. Вопрос о существовании метеостанции в Челябинске. Обыски в квартире. Известие о смерти Ленина. Вызовы в ГПУ. Домашние дела. Приезд Ольги. Рождение внука Константина. Приезд сына Константина, его рассказы. Перемены на службе. Отпуск в Тургояке. Возвращение в Челябинск. Домашние и служебные дела. Увольнение с работы.

...
20 — Сегодня по календарю Пасха, но Исполком перенес ее на 1-е мая (?!). Володя ходил на охоту на Первое озеро, принес 1 утку.
С 21 апреля начали получать жалование, сначала Аня, потом я. Рекорд побил Володя, получил с половины февраля до мая — 182 р. 50 коп. Денег получилась куча. Начали усиленно тратить, — 27 апр[еля] Пасха, надо отпраздновать. Жена побывала на базаре — ищет корову. Потом с Аней и N [Натальей] купила разных материй, муки, полпуда масла, мяса, свинины, рыбы, разных колбас. Красили яйца. В доме хаос — стряпня, приборка.
Володя уехал в с. Круглое — пахать; землю нашли.
27 апр[еля]. Пасха. Володя уже дома. Женщины сходили в церковь, — пасхальный стол — пышный, нарядный. Разговлялись сытно, обильно, весело. Настроение праздничное. Ничего не делали.
На другой день сбегал ненадолго на службу и опять праздничали. Вечером у нас гости — Лаврентьевы, Никитины, Максимовы, Кс[ения] Сергеевна.
С 1-го мая три дня «отдыха».
1-го большая манифестация, по общему отзыву, оказалась довольно жалкая, — холодно, пасмурно, пробрызгивает дождь. Мы не ходили.
Володя и Аня прихворнули, — лихорадит, кашель.
Неожиданно приехал Костя, — худой, кашляет; ему в Екатеринбурге, как и всем, привили... холеру (?!), и на спине большие нарывы.
Аня поправляется, Володя еще нет; на пашню, вместо него, уехала Варя; я и жена копали огород. Костя ходит на призыв, жребий вытащил дальний, — маленькая надежда.
С 4-го мая служба, занимался с 8 до 2 ч[асов]. Лебеденко куда-то переводят, была со своей заместительницей Америко- вой, много крупнее и моложе, вдова чиновника контрольной палаты, конечно, коммунистка, но, кажется, по необходимости.
Володя и Костя взялись составить план дома Светлаева; сходили обмеряли, прилежно чертят.
Получил письмо от Пацианского, — Рожина судили и посадили на 2 года.
Жена садит в огороде.
Володя вернулся с пашни, — посеял десятину овса и десятину пшеницы.
Я был с Костей у Бейвеля и у Шульца. Оба внимательно осмотрели его, — для военной службы, к сожалению, годен.
12 мая. На службе Лебеденко сдала дела Америковой, та вступила. Заявила, что решила передать мне и адресный СТ0Л| _ он был у Краснайс. «Окончательно решили?» — «Окончательно». — «Тогда потрудитесь получить от меня дела — ухожу!» Сгреб бумаги, бросил ключ. «Подождите, подождите... Какой вы! Мы можем столковаться...» — «И говорить не буду!» Успокоилась.
15 мая. Со службы вызвали в ГПУ. Пошел, дождался. Следователь задал несколько пустых вопросов о кадетской партии, — ответил. «Был ли в кадетской партии П[авел] Васильевич] Комольцев?» — «Не знаю». — «Мы имеем его собственное показание, что был!» — «Тогда чего же меня спрашивать?» Подумал. — « Знаете ли П[авла] Степановича] Степанова?»15 — «Знаю!» — «Каких он убеждений?» — «Убеждения _ не знаю, а недавно видел его на улице, — еле шевелится, даже губа не держится. Чего о нем беспокоиться?» — «А о ком надо беспокоиться?» — насторожился. — «Вам виднее...»
Отпустили, отдали забранное, видимо, не смотрели.
Был осмотр Кости, — под каким-то пустым предлогом забраковали.
На радостях, он с Володей уехал в Байгазину, верст 40, за сеном и на охоту.
Аня переселилась в маленькую кухню.
18 мая. Приехали сыновья, сена не привезли, — разлился Миасс. Убили 5 уток. Обед — пельмени, бражка на деньги Кости, — прошел весело.
20 мая. Распустились яблони в саду — белые совсем, начинается сирень.
Вечером Аня и Алевтина ушли на «митинг протеста» против Германии, — вот, вероятно, она струсила.
У них образована Комиссия для вышибания педагогов, чтобы не платить жалование за лето.
Оля телеграммой просит позволения приехать сюда родить. Конечно, сейчас же ответили.
22мая. Был в прокуратуре, болтал с секретарем. «Проситесь, — говорит, — в товарищи прокурора. Возьмут с удовольствием, место хорошее». На другой день виделся с Лоренсо- вой, — тоже приняли бы очень охотно, но надо вступить в
партию, — не подходит.
Аня ходила с учениками в экскурсию на Михайловскии завод, взад и вперед пешком, — устала.
23мая. Увели в учительский огород свинью, овцу, оставили там на неделю Бурку. Володя привел двор в порядок.
25 мая. Приехала Оля со своей Аней. Аня тихая и спокойная, сравнительно с Альху [сокращенное — Алеша] хулиган[ом].
26 мая. На службе, принес большие букеты Лоренсовой и Америковой, — очень довольны. На другой день «своей» поломойке и «тете Поле» — еще больше.
29 и 30 мая. Варя садит в учительс[ком] огороде, корову доит Аня. Садили в своем огороде, жена — рассаду, я — табак.
1июня. Костя был на Михайловском заводе, зондировал почву о месте наблюдателя, — не выгорает.
2июня. На службе работы много, ежедневно приводят 2— 3 [до 6] хулиганов. 3-го привели сразу 5, 2 сбежали через 10 минут, остальные — через полчаса, лето, — можно жить, где угодно.
6июня. У Ани опять экскурсия — в Каштак. Кроме Михайловского] завода они ходили, тоже с ночевой, по ближайшим водяным мельницам.
7июня. Был у нас Салазкин, он теперь заведующий] Ми- асской метеорологической] станцией. Спрашивали, не собирается ли он уйти, чтобы занять его место, — не собирается.
8июня. Костя купил котелок, чаю и проч[его] и ушел в Тургояк.
12июня. Олю увезли в больницу, — подошло, с ней уехала жена; вечером родился сын.
Пришел из Тургояка Костя, худой, усталый; сделал сегодня 60 верст. В восторге от Тургояка и Миассова.
13июня. Почти все ходили навещать Олю, — все благополучно.
У нас в огороде мошка съедает высадки, жена не знает, что делать.
14июня. Привезли из больницы Олю с новоявленным сыном Константином, — очень мрачен, — большой, здоровый.
15июня. Воскр[есенье]. Все дома, веселый обед на террасе — кулебяка! Пили бражку, потом курили все мужчины, до Альху и Константина-Ш16 включительно.
Вечером неожиданно пришла Озериха с сыном. Приняли ее вежливо, но так сухо, что поняла даже она и быстро испарилась.
Костя вечером опять уехал на Миассово озеро — помогать Салазкину.
Все заняты. Жена возится по хозяйству с утра до вечера, — семья и хозяйство большие. Во дворе, кроме Бурки и коров, свинья, овца, много кур, завелись утки, огород. Куры назойливо лезут в огород. Объявил им беспощадную войну, — заделал все дыры в заборе, — начали перелетать через навес, — у наиболее рьяных подрезал крылья.
Порабатываю и я в огороде, но больше сапожничаю, делаю колодки, слесарю.
Володя очень прилежно ездит и работает на посевах в Круглом, Бурко — молодцом.
Аня почти не бывает дома, — на уроках в школе. Уже лето, а у нее еще экзамены.
N [Наталья] занята с Алешей.
На службе работы много, — летом хулиганы проявляют особую энергию. В моем шкафу вещественных доказательств каждую ночь подбирают ключи или выламывают доски и утаскивают все, за несколько ночей утащили 2 юбки, новые ботинки, куски мыла, воровские инструменты, папиросы. Про кражу железа с крыши сарая я уже писал.
19 июня. Крестили сына Оли в соборе. Крестный — Костя, я заместитель, Аня — крестная. На другой день Оля с обоими ребятами уехала в Ек[атерин]бург, — конечно, проводили.
22 июня. У Ани кончились все занятия, — чувствует себя выбитой из колеи.
N [Наталья] с Альху уехала в Шеломенцево отдыхать.
25июня. Кончили рассаживать табак; своей рассады не выводили, — покупали, где придется, пестрота будет порядочная; ничего — выкурим.
26и 27 июня. Аня и Варя выпололи обе десятины посева в Круглом. Жена ежедневно поливает огород.
30 июня. Жена, Аня и Варя уехали с ночевой в учительский огород окучивать картофель.
2июля. На службе более интересная работа. Дом дефективных расширяется, устраиваются мастерские. Я составлял сметы — общую, по переплетному делу, корзиночному, прибавил столярную и кузнечную. Говорил с Америковой — прошу месячный отпуск с 2 августа, — согласна.
Аня уехала в Златоуст с экскурсией.
3июля. Купили через Лаврентьева муки с мельницы и закаялись, — хлопот больше, чем на базаре.
6 июля. Воскр[есенье]. С утра обычный день, жена стряпала, я сапожничал, гонял куриц из огорода. Володя во дворе.
День хороший, настроение веселое.
В 10 ч[асов] пили кофе на террасе, сладкий пирог, сдобные шаньги; кругом цветут желтые розы.
Вдруг, входит Костя! Интересно рассказывал, как он живет и ловит рыбу на Миассовом озере... Как нашел на озере Тат- куль рой пчел на дереве, сбегал в Тургояк (14 верст!) к Медведеву за необходимыми принадлежностями для поимки... Водворил рой в роевню, притащил на кордон... разыскал какую-то старую колоду, посадил туда рой... Как потом нашел нашу украденную лодку в Тургояке, отвоевал ее и перетащил ее в надежное место в лесничество. Рассказы тянулись почти до обеда. Осмотрел наш огород, даже пополол.
Обед — пельмени, наелись от души, хорошо поспали.
Вечером Володя кончил статьи, обсуждали их, я вносил поправки.
7июля. Получили открытку от Ани из Златоуста, она с экскурсией отправляется на Таганай и в Тургояк.
8июля. На службе — разгром: выгнали заведующего] приемником и 3 воспитателей, за что — не записал. Краснайс — заведующий] опекой — строгий выговор с предупреждением за грубость с публикой; мне — ничего.
Дома Костя предполагает прожить на Миассово август и сентябрь, на зиму остаться боится.
Володя уехал на пашню.
9июля. На службе опять скандал — не выдают жалование за июнь. Пошел в Окроно, — велели ждать, поскандалил — выдали ассигновку. В казначейство, — опять пришлось кричать, — выдали и деньги.
Вернулся в свое болото, — явились две дамы, втирают билет на благотворительный спектакль — цена 5 р[ублей]. Я говорю, итак получаю гроши, они настаивают... повернулся к ним спиной, поднял тужурку, показываю задницу: на брюках — дыра: «Видите, починить нечем, а вы с билетом!» Ушли.
10июля. Еще скандал в нашем болоте. «Дети» хорошо «поработали» ночью, притащили водки в приемник, напились, надрались, двух жестоко избили. Когда пришел заведующий], я был уже там, избитый нажаловался ему. Заведующий] вызвал главного деятеля — тот отчаянно грубит... Заведующий] вспыхнул... закатил ему такую плюху, что тот — ребенок лет 18— свалился, завизжал, осыпал заведующего] самыми отборными словами. Заведующий] велел увести его в карцер. Ребенок моментально вышиб филенки из дверей, раму со стеклами. Связали, вызвали милицию, увели в тюрьму.
Дома — Володя, вернулся с совещания агрономов, обычная болтовня, но... участникам собрания выдали даровые билеты на 3 обеда и на 3 бутылки пива.
Костя делал блесны для Миассова озера, по совету Никитина, потерли ртутью, но блеск скоро сходит, лучше лудить.
12 июля. На службе — Краснайс выгнали, вместо нее добродушный парень — Чулков — в ужасе от ее «делопроизводства».
Вечером вернулась из экскурсии Аня. Подробно осмотрели
Златоуст, потом ходили на Таганай, были в Тургояке. Устала, но поездкой довольна.
15 июля. Володя и Аня уехали в Долгую Деревню — искать покос. На другой день вернулись, — нашли. Еще на следующий — Аня, Володя, Костя и Варя уехали косить.
Я с женой остались одни. N [Наталья] все еще отдыхает в Шеломенцево.
18 июля. Заходили, проездом через Челябинск, Лиза Герц с мужем. Он — коммунист, что-то [делает] в Тагиле, получает хорошее жалование. Уверяет, что теперь в России прекрасно, — все живут богато, свободно, весело и беззаботно.
21июля. Приезжал Володя за провизией работающим на покосе.
Был на бирже, предлагают еженедельно писать бюллетени о погоде. Обсудили, — согласился за 10 р[ублей].
22июля. Получил повестку из Исполкома: вечером в заседании будет рассматриваться предложение Володи об организации мелких метеорологических] станций в уезде, — докладчик Теплоухов. Пошел в заседание. Вечер жаркий, председатель Мухин, мой старый знакомый, ярый коммунист; изображает американца — сидит в ночной рубашке. Дошла очередь до меня. Приготовился сказать убедительную речь... начал. Мухин через 10 слов прервал меня. «Хватит 100 руб[лей] на первое время?» — «Хватит!» — «Ну и хорошо, а дождемеры получите из Земуправления!» Заведующий] Земуправления тут же... заявил, что дождемеров не даст. Вопрос кончен.
23июля. После обеда явилась девица из Статбюро — просит метеорологические] сведения за 23 и 24 гг. и за 20, 21 и 22 — для сравнения, — «сегодня вечером доклад!» Дал ей целый ворох месячных ведомостей, — пусть разбирается!
Вечером приехала Кс[ения] С[ергеевна] Мейснер, она вышла замуж за ветеринара Анисимова.
Жена варила варенье из крыжовника, — из черной смородины уже съели.
26июля. Был в Статбюро за ведомостями. Они, конечно, ничего не могли сделать, убедительно просили меня дать им к 5 августа доклад, — «так, вообще... не очень сложно...»
27июля. У нас много малины, жена продает и покупает мяса. Костя пешком пришел с покоса, еще не кончили, но он поссорился со всеми.
28 июля. Ночью нас грабили, утащили с террасы сундук со всяким хламом в огород, все перерыли...
...
31 декабря. На службе Воробьев с наслаждением торжественно объявил мне, что у Комиссии нет денег и с завтрашнего дня я свободен. Так же торжественно сообщил ему, что я давно не слыхал такого приятного известия. «Но, — добавил он, — должны ходить еще 2 недели, чтобы подучить своего заместителя». — «Значит, он будет работать бесплатно, за одно удовольствие видеть вас?»
Tags: 1924 год, Михайловский завод, Теплоухов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments