constantin74 (constantin74) wrote in chelchel_ru,
constantin74
constantin74
chelchel_ru

Теплоухов К. Н. Челябинские хроники. 1923 г.

Продолжение фрагментов воспоминаний Константина Николаевича Теплоухова
( из книги: Теплоухов К. Н. Челябинские хроники: 1899— 1924 гг. — Челябинск, 2001)





Краткое содержание мемуаров 1923 г.
Домашняя жизнь. Похороны лесника И. И. Звездина. Приезд Владимира, приглашение на свадьбу. Отъезд Константина. Свадьба Владимира. Поездка в Миасский завод. Цены в Миассе. Приезд Владимира с женой в Тургояк. Болезнь лошадей. Возвращение в Тургояк. Домашняя работа. Пасха. Уход со службы в лесничестве и возвращение на нее. Арест Рожина. Смерть священника Авраамова и его похороны. Поездки и возвращение в Челябинск. Поиск работы. Отъезд Турциновичей. Должность секретаря комиссии о дефективных детях. Малолетние преступники и их дела. Рождение внука Алексея. Слухи о новой организации церкви. Воровство и грабежи в Челябинске.

...
Ежедневно бываю по разным учреждениям, до Биржи труда включительно — ничего не выходит.
5 октября. Аня нашла мне место: секретарь комиссии о дефективных детях...
8 октября. Служу уже 2 дня и пока смутно представляю, в чем заключаются мои обязанности. Присутствие наше — маленькая комнатка в д[оме] быв[шем] Кузнецова на Большой улице; сижу я и еще какая-то девица. Что она делает — тоже не знаю. Час, другой в комнатке сидит мое начальство — Лебеденко — помесь дамы с бабой. Лет 40, коммунистка, была учительницей начальной школы, теперь председательница Комиссии. Если и не круглая дура, то, во всяком случае, без царя в голове. Жалование назначено мне 6 товар[ных] рублей; какую ценность они имеют — тоже не знаю.
11 октября. Володя получил жалование за сентябрь — 13 м[иллиа]рд[ов]; Аня — 1,2 м[иллиа]р[да] какой-то субвенции и за уроки — 4,9 м[иллиар]д[а]. Купили 13 1/2 пуд[ов] пшеницы, 2 пуда муки, плитку чая за 275 миллионов] р.
На другой день купили 20 пуд[ов] овса по 120 миллионов] р., 2 пуда белой муки по 650 миллионов] р., маку, масла, мяса, — вообще, шикуем.
Служба не прельщает. Побывал в Губсовнархозе, говорил с Касимовским — моим преемником в Губсовнархозе, увы! Губсовнархоз упраздняется.
У меня возник новый проект: выделывать кожи, сначала в маленьком масштабе, дальше будет видно. Сырых шкур достаточно для начала; выделывать нетрудно, материалы достать можно. В компаньоны взять И. В. Никитина, он инженер-химик, в этом деле, конечно, понимает. Мои — помещение и хозяйственная сторона, его — узкотехническая. Расходы и доходы пополам. Дети отнеслись к проекту сочувственно.
Повидался с Никитиным, — охотно согласился.
Сходил посоветоваться с Е. А. Баженовым, но он в Куртамыше.
Как всегда, встаю рано, наблюдаю, пишу телеграмму. Иду на службу — сдаю ее на телеграф.
В свободное время я и Володя сапожничаем, — работы много. Аня учит до обеда, иногда и вечером.
20 октября. Суб[бота]. Озериха убралась совсем, ликуем! Уехала перед обедом; мы даже не спали и усиленно перетаскиваем все в те комнаты, чтобы фактически занять их. После Озеровых грязь везде невероятная, в теплой уборной не мыли полтора года!
Перетаскивали и мыли и на другой день. Чистили двор, вывезли 12 возов навоза.
В общем, Озеровы оставили такое приятное воспоминание, что постановили не говорить о них, чтобы не возмущаться и не расстраивать себе нервы.
Кроме нас, в доме никого.
На следующий день, 22 октября, Володя уехал в Тургояк за матерью. Аня и N [Наталья. — Сост.] продолжают наводить порядок в комнатах.
24 октября. В нашем «присутствии» было собрание воспитателей дефективных домов под председательством Лебеденко. Я сначала не понимал, серьезно или нет «вносят предложения»... Потом догадался: происходит соревнование — кто скажет наибольшую глупость. Находили необходимым изучить характер, вкусы, наклонности каждого ребенка (хулиганы от 13 до 18 лет). Взвешивать его раз в неделю, следить за настроением, сном вообще и после обеда (потом выяснилось, что ребят не кормят и «дети» кусочничают и воруют по городу). Заинтересовать детей устройством государства, Привлекать к активному участию (?!) в управлении, в гражданских праздниках...
Лебеденко спрашивала на другой день, все ли я записал в протокол заседания. Сказал, что ничего не понял.
27 октября. Приехали из Тургояка Володя с матерью и привели всю скотину и Егорку в придачу. Осталась только мебель. На дворе табун: Бурко, две коровы, Мохнорылый, коза. Жена довольна возвращением, находит, что мы не похудели.
28 октября. Празднуем возвращение в Челябинск. Пышный завтрак, кофе с сахаром, шаньги, пироги. Обед — мясные пельмени с уксусом и перцем.
Вечером приходил Никитин, толковали о дублении, у него
нет ни гроша на дело.
29 октября. Володя получил жалование 23 м[иллиар]да, положили 3 м[иллиа]рда займом, т. е. цветной бумагой, но все же. Жена купила 10 ф[унтов] хромовых квасцов для дубления
кожи за 3,8 м[иллиа]рда р.
31 октября. Небольшая неприятность: появились квартиранты — по ордеру — Лаврентьевы; он — инженер из Мель- прода, с женой. Уступили им новую большую кухню и мой быв- [ший] кабинет. Хорошо, что люди интеллигентные, не имеют
скот[а] и детей.
Ноябрь. Начинаю осваиваться со службой. Оказывается, до 18 лет преступников не бывает, они только «дефективные дети». Что бы «дите» не сделал, до убийства включительно, его направляют в приемник дефективных, и раз, и два в месяц особая Комиссия из педагога, врача, члена суда и прокурора рассматривает обстоятельства дела и решают, что с ним делать: ограничиться увещеванием, или подержать в приемнике некоторое время, или передать в дом дефективных, или — уж как крайняя мера — передать в суд и тюрьму для разбора его дела.
Комиссия собиралась с трудом и редко, Лебеденко — дура и ленивая — в «присутствии» бывала не каждый день, и мне приходилось быть и следователем, и судьей, и педагогом, и врачом.
Начал понемногу наводить порядок в приемнике, при котором находилось наше «присутствие».
Приемник — целое учреждение: заведующий], завхоз, 5— 6 воспитателей, прислуга и 30—40—50 хулиганов, были и парни, и девчонки. Ребята пользовались полной свободой, приходили и уходили, когда и куда им вздумается; их почти не кормили, и они пропитывались сами: попрошайничеством, воровством; большинство только ночевали в приемнике.
Отобрал несколько наиболее великовозрастных парней, — документов ни у кого нет, определял по наружному виду, — и отправил на биржу труда как чернорабочих; по дороге часть ушла неизвестно куда.
Затруднился, что делать с одной девицей, говорит, что ей 16 лет, на вид 18—19, сидит около полугода. Оказывается из ее дела: из уезда, жила с бабушкой, немного сеяли. Прошлой зимой хлеба осталось мало, девица сообразила, что одной ей хлеба хватит надолго, и ночью... убила бабушку поленом. Хотел направить в суд, но Лебеденко решила, что девица, видимо, исправилась, больше своих поступков не повторяет (еще бы!), — выпустила на все 4 стороны.
К характеристике «детей» в приемнике, — забегу немного вперед. В одну прекрасную ночь «дети» содрали железную крышу с большого сарая во дворе и железо стащили на толкучку.
Володя и Аня служили, жена хозяйничала; 6-го ноября Володя заколол Мохнорылого, — нанимать мясника — не менее м[ил]л[иа]рда.
Появилась еще квартирантка — учительница, пришлось ей отдать комнату около кухни, остальные уже вполне наши.
13 ноября. Володя увез N [Наталью. — Сост.] в переселенческую больницу, и ночью появилось продолжение рода Теплоуховых — Алексей; все обошлось благополучно, и 16-го N [Наталья] вернулась домой с сыном.
19 ноября. В городе повальные грабежи и кражи. Из кухни и передней все, сколько-нибудь ценное, перетащили в комнаты.
в моем «присутствии» ночью сломали шкаф и утащили вещественные доказательства — 23 пачки папирос и проч[ий] хлам, _ конечно, это работали уже свои «дети».
20 ноября. Получил жалование 19 с лишним ми[ллиар]дов. Аня купила мне на брюки бумажной дряни, жене на платье, неважные подошвы, чаю, уксусной эссенции, — деньги кончила все.
За квартиру метеорологической станции за два месяца причитается 22 ООО ООО ООО (девять нулей — астрономическая
цифра) рублей.
От Кости письмо, — его забрали в курсанты стрелкового дела, но служить продолжает, в обсерватории получает 60 м[иллиа]рдов.
Володя через два, три дня ездит в разные места с сыном и соединяет приятное с полезным. Берет с собой ружье и почти каждый раз, кроме сына, привозит зайцев, тетеревов, куропаток.
С Никитиным компания по выделке кож расстроилась: он не желает тратить денег и принимать участие в работе; за половину дохода он будет давать только указания. Указания я найду и в книгах, решил обойтись без него, — выделывать одному. Жена вполне одобрила и обещала помогать.
Разыскал кадушку, починил ее, замочил первую кожу, вернее, остатки, — часть уже сгнила.
Володя на свое предложение быть корреспондентом Главной] Физической Обсерватории получил полное согласие, обещали даже платить 4 р. 50 к. золотом в месяц.
Спички 40 миллионов] коробка, т. е. 800 000 р. одна спичка.
4 декабря. Окрестили дома внука, назвали Алексеем; крестные я и Аня. Крестил священник Холмогорцев, рассказывают, что советская] власть собрала в Москву несколько десятков священников, назвала собрание «вселенским собором» (?!). Заставила священников служить в церкви по-новому, носить обыкновенную одежду, стричься. Выбрала даже нового митрополита.
Грабежи в городе растут, после 9 ч[асов] рискованно показываться на улице. За рекой объявление: «До 9 ч[асов] — ваше, а после — наше». Останавливают, требуют показать ордер на шубу, шапку, валенки и — снимают...
15 декабря. Мне прибавили 50% жалования, и за октябрь я получил 40 м[иллиа]рд[ов]. Наше «присутствие» на новой квартире — комната больше, но холод.
...
Tags: 1923 год, Теплоухов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments