constantin74 (constantin74) wrote in chelchel_ru,
constantin74
constantin74
chelchel_ru

Теплоухов К. Н. Челябинские хроники. 1922 г.

Продолжение фрагментов воспоминаний Константина Николаевича Теплоухова
( из книги: Теплоухов К. Н. Челябинские хроники: 1899— 1924 гг. — Челябинск, 2001).
На фотографии: мальчик в больнице для голодных. (http://www.fotosoyuz74.ru/photoarchive.php?categ_id=5)





Краткое содержание мемуаров 1922 г.
Поиски продуктов (Неудачная поездка по деревням Анны и Константина). Холод, голод, дороговизна. Идея организации частной школы. Варка мыла. А. И. Руденко и его предложение поселиться в Миассово. Семья Озеровых. Сдача в аренду части дома и продажа мебели. Возвращение из Москвы Бориса Гуськова (мужа Ольги), его рассказы. Обыск у Озеровых и Овчинникова. Жертвы холода. Домашние хлопоты и радости. Результаты поездки Константина и Анны в Миассово. Сообщение И. К. Осипова о голоде в уезде. Переселение на оз. Миассово. Продажа стали. Рассказы о грабежах, людоедстве и т. п. случаях, связанных с голодом. Пасха. Хозяйственные проблемы. Дорога на Миассово. Обустройство дома. Судьба дома и имущества начальника Златоустовского горного округа. Обычная пища семьи. Болезнь. Статистика рождений и смертей в Тургояке. Домашние заботы. Полуостров Убиенный (топонимическая легенда). Рыбалка и огородничество. Рассказы о голоде. Заготовка продуктов. Работа писарем в с. Караси. Сведения о местных крестьянах. Тургояк. Работа секретарем в лесничестве. Поездка в Челябинск. Сватовство Владимира. Возвращение в Тургояк. Слухи об извержении Таганая. Приезд Константина.

...
Читал декрет о введении с 1 июля налога за право существования 300 000 р. с человека.
16 марта. Без особой причины, а может быть потому, что есть возможность, устроили «банкет». Стряпали пельмени из мяса, варили суп из телятины, пригласили — конечно — Олю и Борю. Ели от души; выпили графинчик, другой, третий. Жена и Костя скоро отстали, Аня и Оля еще держались. Поели добросовестно, хорошо поспали, долго чайничали, — настроение не менялось.
18 марта. Здесь в Челябинске открылось отделение Американского 0[бщест]ва для кормления голодающих — «АРА»12, — открывают столовые, набирают служащих. У Ани загорелось желание попасть туда и открыть столовую в Тогу- зово или Карасях — около Миассова, да и Оля не прочь поменять службу. Сбегала туда — раз, два — ничего не вышло, принимают только «избранных».
Забегу немного вперед. Озериха как-то сумела забраться в «АРА» на крупное место. У нее в передней, которую обратили в кладовую, завелось несколько хороших окороков, круги масла, колбасы, кучи жестянок со сгущенным молоком. Появилось несколько больших мешков с рисом. Девать его некуда, — Озериха завела 2 свиней и кормила их рисом.
Жена говела, — сегодня причастится, — поздравления, пышный завтрак.
...
19 марта. Началось переселение на Миассово озеро, — сегодня идет 1-й воз, едут Аня и Костя, ведут корову. Воз уложили еще вчера, — вышел большой, тяжелый. В 9 ч[асов] утра тронулись. Дорога плохая. Васька тянет с трудом; корова идет хорошо.
У меня и у жены неприятности — надо добывать виды на жительство. Были раз в милиции — громадная очередь... Второй раз — тоже. В 3-й раз девица подозрительного вида категорически заявила, что детям до 18 лет и старикам больше 50 л[ет] — паспортов не полагается, — мы должны приписаться к кому-нибудь из детей. Тем лучше...
У меня еще неприятность, — идет кровь, чуть не стакан каждый день, — тянется уже недели 2—3; А. Ф. Бейвель утешает, что кровь венозная, но от этого не легче.
Похварывает и жена, нередко {[температура] — 38°.
...
Хорошие вести принес Володя из Губземотдела: его предполагают назначить инструктором метеорологической сети в уезде, гарантировали паек на год и перевели в его распоряжение 60 миллионов] руб.
1 апреля. Жена хворает, но бродит. Я и Володя хозяйнича-
ем, сапожничаем. Он бегал на базар, я чертил карту Миассова озера и окрестностей.
Сегодня пришла 2-я посылка от Коти — 1 п[уд] крупчатки.
Оля в меланхолии, — ее партийная школа признана ненужной и закрывается, пайка Бори не хватает.
3апреля. Весна в полном разгаре, — тихо, светло, — около домов уже сухо. Миасс не прошел, но по льду бегут целые речки.
Был на толкучке, — всевозможные вещи, но покупателей мало. Зашел в С[ельско]х[озяйственное] о[бщест]во, — купил у знакомого Кораблиуса 3 пачки таблеток сахарина по 60 т[ы- сяч] р[ублей] — московская цена.
4апреля. Обедали пельменями из белой муки — с капустой и грибами — понравились. Вечером приходил Шульц, — Володя сдал ему сшитые сапоги и получил 1,5 мил[лиона] р.
6апреля. Володя получил из Губземуправления жалование за февраль (!) — 2 мил[лиона] и паек — 36 ф[унтов] муки, 7фун[тов] баранины, 21/г ф[унта] сыру вместо масла и еще какой-то мелочи. Володя взял заказ на туфли ребятам сине- глазовского священника за покос на будущее время.
7апреля (Благовещение). Пируем! На завтрак — тонкие, белые, вкусные блины. Обед — суп из бараньих костей, жирная баранина с картошкой.
День летний — я и жена на дворе — прибираем.
8апреля. Борю переводят в Екатеринбург. Это может несколько изменить наши планы на лето, — как останется Володя один?
Володя принес из Земуправл[ения] газеты за март. Читаем... — ну, и жизнь! Про грабежи уже не пишут, — масса убийств, — народ совсем озверел. Убивают прямо за кусок хлеба.., если поймают убийцу на месте преступления — бьют и его до смерти. Кроме того в газетах сообщается, что в марте официально установлены 3 случая людоедства.
Припомнил недавний рассказ водовоза на нашей улице, — он был свидетелем: кто-то купил на базаре 7 пуд[ов] муки, продававший — с ним была и жена — привез на двор к покупателю. Тот - вместо уплаты денег — убил его топором, — жена успела увернуться, выскочила на улицу, закричала... сбежались...
Другой случай, — тоже в Челябинске: одна хозяйка ела пельмени; пришел нищий, — она не подала ничего, — нищий убил ее. Поймали его, когда он блаженствовал за пельменями, — избили и его до смерти.
10 апреля. Миасс разлился; на нашей стороне до бани
Барского, за рекой затопило почти до аптеки, залило толкучку. Володя говорит, видел скворца. У меня, кроме кровотечения, начинает ныть кишка.
11 апреля. После обеда неожиданно появился Костя! Пришел с Миассова пешком, — других способов передвижения нет. Аня ждет нас с нетерпением, — в комнате устроилась, только есть нечего... Куры цветут, скотина отощала, но поправится. Земля для посева и огорода есть.
Днем я ходил куда-то, — у школы Кузьмина умирал какой- то парень, — публика спокойно ходит мимо.
Володя получил аванс 31/2 мил[лиона] руб.
15апреля — суббота. Завтра Пасха, — Гуськовы что-то стряпают, у нас нет ничего.
В общем, живем не пышно, — одна комната, белье — лохмотья, одежда тоже порядком подгуляла, питаемся чем придется. Но как-то это никого не огорчает, даже не замечаем.
Сыновья завтра собираются на Миассово пешком, — 60 верст с лишком.
16апреля. Воскресенье — Пасха. Жена разбудила меня в 3 ч[аса] утра, — из церкви вернулись сыновья. По примеру прошлых лет, разговляемся у Гуськовых. Стол уже накрыт: тарелка с ломтиками баранины, другая с сыром, третья с кусочками пасхи — сладкий творог, блюдо с белыми булочками; сварено какао. Поздравили друг друга, сели за стол, — настроение веселое, праздничное. Вспоминали прежнюю жизнь, надеялись на будущую. Вспоминали Аню. После какао — еще кофе с сахаром, — поели неплохо.
Поспали часика 4, встали. Около 9 ч[асов] сыновья ушли, — груз у обоих за спиной порядочный. Сделали Оле подарок — часть чайного сервиза, графинчик, рюмки.
Нас пригласили завтракать Озеровы. Полный стол — всякие колбасы, ветчина, масло, яйца, пасхи, куличи. Очень любезны. Озеров каждым движением старается показать, что сегодня никакого праздника нет.
Посидели больше часу, вернулись к себе.
Гулять, так гулять! Пошли к Турциновичам, — звали давно; с нами пошла и Оля. Встреча самая любезная, — Вера Вафльевна] даже вышла за ворота встретить нас. Турцино- вичи оперяются, — уже 2 комнаты и кухня; есть уже мебель, одеты прилично. Стол тоже неплохой, — ели, пили еще. Вернулись домой час[ов] в 6, — легли в изнеможении, — переели. У Озеровых — гости — гармония, песни, — соло, попытки хором.
Опять обычная будничная жизнь, — мысли уже на Миассо- во, вспоминаем наших путников.
Прилежно делаю мотыги, грабли из листовой стали, укладываю табак в корзины для перевозки, — у нас его достаточно. Хожу в библиотеку. Жена хозяйничает.
21 апреля. Неожиданно — как всегда — около 8 ч[асов] вечера пришла Аня! Грязная, усталая, но веселая. Володя едет верхом на Ваське, — отстал далеко; у него разболелась нога, идти очень тяжело, — сидит на Ваське по-дамски, боком. Появился и он, пришли Оля с Борей.
Конечно — чай, разговоры. В комнате на озере устроились, питались неплохо, — покупали рыбу, Володя убивал уток, Аня даже подкопила творогу и сметаны. Куры блаженствуют, ждут петуха, которого с неделю подарила нам Оля. На озере — хорошо, поэзии хоть отбавляй, но работа предстоит тяжелая. Теперь задача: перетащить туда нас и семена для посева, — другой лошади не найти. Ане еще надо получить паспорт.
Погода испортилась, — снег, холодно. Аня хлопочет с утра до вечера. Добыла себе паспорт, приписала меня и жену к себе.
Большие хлопоты и заботы с едой для нас всех и Васьки, — денег у нас 2—3 мил., но что они значат теперь? Аня купила немного мяса и бутылку молока и заплатила 500 ООО р. Базара почти нет, — налоги такие, что торговать не имеет смысла. Приходится расходовать пшеницу, овес и картофель, купленные для посева, — молоть их — канитель ужасная.
...
30 апреля. Неожиданно авральная работа во дворе. Начали Аня и Володя, присоединились — я с женой, Гуськовы. Потом Озериха и, наконец, Озеров. Работали весело, с увлечением, привели двор в полный порядок. Разработались, почистили и огород, а главное — повернули на несколько градусов громадный столб метеорологической станции, — линия северо-юга была не совсем правильна, — теперь по компасу.
Молодежь пошла в кино, но вернулась: плата за вход 225 000 р.
1мая. Тихо, тепло, яркое солнце. Аня и Володя работали в огороде. Я два раза произвел поверку часов по кольцу Глазе- напа. Оказалось, наши часы, а они идут по городским — впереди на 3 ч[аса] 10 м[инут].
Молодежь ходила на Александровскую площадь — парад красноармейцев и еще что-то.
2мая. Сборы, укладка, — завтра выезжаем.
3мая. Свершилось... Выехали...
Как аргонавты в старину, Покинули мы дом. И мы плывем... тум, тум, тум, тум За золотым руном!
Воз большой, тяжелый; Аня на возу, я и жена — пешком.
Володя, Оля и Боря пошли нас провожать. День теплый, ясный, тихий. Проехали город, добрались до лесу; окончательно распростились.
Дорога до Шершней неровная, местами камень, но сухо.
Переехали мост, — несколько десятков сажень по улице и... основательно, намертво засели в грязь! Долго бились, пришлось разгрузить почти весь воз и только при помощи добросердного казака, толстой березовой лаги и... кнута — удалось выбраться. Устали, нервы расстроились, настроение понизилось.
Верстах в 3 от Шершней отдохнули часа 2, дальше передвигаемся версты 3 в час.
Добрались до Полетаева, решили остановиться на той стороне р. Миасс. Перед мостом громадная лыва, грязь, тонко... С энергией отчаяния нахлестали Ваську, впряглись сами, даже жена, двинулись и... очень легко выехали на мост. Остановились в хорошем доме, поели, хотели купить молока, но 100 000 р. бутылка...
...
Затащили вещи в комнату, — большая, довольно темная, — окна на озеро и на двор. Рядом через сени — тоже большая комната — кухня; в ней живет Саламатиха — вдова лесника, убитого в нашей комнате около года назад, — с 7 ребятами, старшему сыну 15—16 лет. В доме еще 3—4 комнаты — пустые; чуланы, уборная.
...
Начали работать над огородом; земля слежалась, покрылась плотным дерном, — снимать его очень трудно. Главная работница — Аня, помогали и мы с женой, сколько могли.
Питаемся картошкой и молоком.
...
Настроил удочки, собрался удить, — неожиданное препятствие: на кордоне почти нет червей! Навозу везде немало, пробовал копать в разных местах, — с трудом находишь захудалого.
У лесников есть ручная мельница, — молол на ней пшеницу для каши.
Ставили с Аней морды для рыбы, — не помню, откуда у нас оказалось 10 морд. Попадали мелкие окуньки и мало, — только раз — один очень крупный. Озеро почти очистилось от льда.
Огород лопатами не вскопать, наняли башкира вскопать и заборонить. Содрал с нас 1 п[уд] 10 ф[унтов] проса, 1 пуд картошки и 15 ф[унтов] овса.
Нашел себе специальность: заготовляю топливо — хворост, сушь, сосновые шишки. Два раза ходил на Латочку за углем.
Я несколько раз побывал и подробно осмотрел остатки прекрасного дома-дачи, около которой жил Руденко.
За несколько лет до революции начальник Златоустовс[кого] горного округа выстроил этот дом в очень живописном месте на возвышенности — отроге Ильменя. Дом двухэтажный, с террасами, мезонином, откуда открывался огромный кругозор во все стороны; низ дома — каменный, второй этаж — деревянный. Все, конечно, удобства — до водопровода, поднимающего воду из озера, и особой бетонированной площадки для лаунг-тенниса. Прекрасная лестница к озеру; массивный плот из строевого леса, сцепленный железными скобами, в котором находилась купальня и пристань для моторной лодки. С правой стороны дачи — сосновый парк, с другой стороны — сад с хорошими сортами малины и смородины, цветники. Службы: прачечная, в которой жил теперь Руденко, конюшни и т. д.
Началась революция, начальник почему-то предположил, что его имущество будет здесь в большей безопасности, чем в Златоусте, незаметно перевез почти все сюда. Охрана была поручена надежным лесникам Саламатову и Богачеву.
Началась революция, — надежные охранители по ночам перетаскали имущество себе, а дом зажгли. Тушить«— некому, все сгорело. Лесники реализовали, что можно, но при окончательном расчете не поладили, и Богачев убил Салама- това в той комнате, в которой мы теперь жили. Улик не было, — Богачева перевели в другой участок, а о пожаре и не говорили.
Жена потом случайно видела у Саламатихи прекрасное тонкое женское белье, серебряный самовар, дорогую посуду и еще кое-что, чего у лесников обыкновенно не бывает. Я по дороге к нашему дому находил разные безделушки — или брошенные, или потерянные при перевозке.
...
28 мая. Воскресенье. В час ночи стук, — приехали Володя и Костя. Выехали вчера вечером, ночевали в поле. По дороге убили 3 уток и большого кулика. Привезли все, что заказывали, и еще 5 пуд[ов] картофеля, свалившегося с неба, т. е. из Земуправления.
В городе положение ужасное. Один раз Володя видел на улице труп — умер от голода. Другой раз телега с 2 убитыми — женщиной и ребенком. Третий — везут в милицию людоедку и торговку человеческим мясом.
...
Обед царский, хотя с лепешками из лебеды: суп из уток, жирный варенец, какао.
Вечером дети плавали на Муравьиный полуостров — рыбаки продают лодку, — оказалась никуда не годной.
Ночью у меня сюрприз — сильное сердцебиение с перебоями... долго не спал.
...
Сестра жены Руденко заболела сыпным тифом, — они с трудом достали из Миасса доктора Маврицкого, — говорят, хороший. Жена пригласила ко мне; посмотрел, — прописал мазь, свечи, примочки. У нас денег около 100 т[ысяч] р., — не хватит на одну двадцатую лекарств.
В ночь на 20-е был, должно быть, тахтит — не мог уснуть всю ночь, — к утру отлегло.
При мысли, что надо идти в уборную, выступает холодный пот на лбу, всячески оттягиваю, но... приходится. Кровь хлещет, боли еще усиливаются, но после на час, на два полегче. В довершении удовольствия на мягком месте назревает огромный чирий — не могу сидеть.
С 22-го июня полегче, выползаю на берег, пробовал даже удить. Жена принесла Масленников, сварила с пиканами, — хорошо. Погода прекрасная, но масса комаров.
24 июня. Приехала из города Аня, — привезла порядочно еды — муки, кукурузы, хмыхов, кое-какие лекарства. У Володи все благополучно. Людоедство в городе развивается.
У меня появляется жизнедеятельность, — поудить с лодки около быв[шей] купальни, — натаскал чебаков на уху.
На другой день ходили с женой почти до Саймы, принесли обабков, масленников; вечером удил почти до 10 час[ов] и наловил окуней и чебаков на хорошую уху.
27 июня. Аня сходила в Тургояк за ружьем, которое было оставлено Лыкасову для приделки цевня. Лыкасов назначил за работу 1 п[уд] пшеницы, — не по силам, взяла обратно. Аня заходила к Авраамову, — интересное сведение: в нынешнем году было 37 рождений и более 200 смертей.
...
Ежедневно плаваю, ужу, — на копание червей уходит столько же времени, сколько на ужение.
Аня ездила в Караси посмотреть пашню, поискать покос; зондировала почву о месте. В Карасях учительницы нет, занять можно.
Наступил июль. Грибов больше и больше, жена ежедневно приносит обабки, масленники, шампиньоны. Удачнее и ужение, — чуть не ежедневно хорошая уха.
...
А голод продолжается. Как-то раз за огородами нашли неизвестного человека, умершего с голода; закопали тут же; кто-то предусмотрительно снял с него почти новые сапоги.
Я шел по тургоякской дороге. Кто-то сидит у дороги, — я подсел, разговорились. Плотник — топор, кузовок с инструментами; в Тургояке свой домишко, жена недавно умерла с голода, ребят бросил на произвол судьбы; идет пропитываться, куда глаза глядят; худ и истощен так, что едва ли добредет до Карасей.
Еще случай: две проходившие женщины сели отдохнуть против нашего дома; одна зашла к Саламатихе. Саламатиха сообщила между прочим, что у нее 3-го дня пропала кошка. «Куда ее девали?» — «Выбросили». — «Куда?» — «Вон туда». Женщина нашла кошку, ободрала, сварили, съели...
...
Tags: 1922 год, Теплоухов, аптека, школа Кузьмина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments