gayaz_samigulov (gayaz_samigulov) wrote in chelchel_ru,
gayaz_samigulov
gayaz_samigulov
chelchel_ru

Categories:

Челябинскому водопроводу скоро 100 лет

Uralbus спровоцировал на этот пост. Я вспомнил, что есть статья про водопровод, которую я весной 2008 г. опубликовал в "Южноуральской недвижимости". Этот журнал, в отличие от многих прочих изданий, которые не берут статьи по истории Челябинска даже бесплатно, заказывал статьи и оплачивал их. Но это лирика. Суть в том, что через полтора года нашему водопроводу будет 100 лет.
В общем - Челябинскому водопроводу посвящается!


До начала XX в. Челябинск не мог похвастаться наличием водопровода или канализации. Впрочем, обычно сначала появляется первое, а затем второе. Проблема воды решалась так же, как и на протяжении сотен лет до этого – есть колодец, а не нравится вода из колодца, есть река. С отходами также особо не мудрили. Роль ливневой канализации на улицах играли канавки, которые прокладывали вдоль дорожного полотна. Но поскольку, судя по всему, канавки эти в XIX в. никак не укрепляли, то и размывало и забивало их довольно быстро. Тем более, что мусора на улицах было не меньше нынешнего, правда, характер мусора был другой – преимущественно, это был навоз. Основным (а до начала XX в. единственным) транспортом в городе был гужевой, т.е. лошади; практически в каждом челябинском дворе держали коров; ежедневно в Челябинск приезжали на повозках, запряженных лошадьми, крестьяне окрестных деревень с товаром на базар, а по выходным народу съезжалось гораздо больше. Все это количество скота – коров и лошадей, вместе взятое, не могло не оставлять зримых следов своего существования. Особенно остро вопрос вставал по весне, когда вытаивало все, что скопилось за зиму. Само собой, что канавки вдоль дорог не справлялись со своей задачей в полной мере. Городские власти традиционно нанимали людей, которые вывозили навоз с улиц за город. Правда, таким образом проблема просто перемещалась туда, где была менее заметна. В Троицке, в начале XIX в. городничий попытался организовать жителей города на «субботник» – чтобы от каждого двора вышел один человек с лопатой для разравнивания гор навоза вокруг города. Не получилось, – оказалось, что такая деятельность является для городских жителей дополнительной «тягостью» (в современных терминах – обременением), «а по 7-й статье городоваго положения тягость на город никто не налагает кроме Императорскаго Величества». Городничий, естественно, с царем в правах равняться не мог. Поэтому кучи навоза благополучно остались расти и дожидаться более решительного руководителя, который сможет решить проблему. Кстати, содержание улиц города и предместий в чистоте в те времена вменялось в обязанность полиции. Правда, в реальности этим все равно занимались городская дума и магистрат.
Канализации бытовой, то есть отвода нечистот и грязной воды в Челябинске так же не было. Насколько можно судить, такая канализация была организована в Челябинске уже в советское время. А еще в 1911 г. нечистоты каждой (или многих) усадьбы собирались в отдельной выгребной яме, содержимое которых периодически вычерпывали ассенизаторы (в России их традиционно называли золотарями) и вывозили в специально отведенное место за городом. За вывоз одной бочки емкостью 30 ведер ассенизатору платили 40 копеек. Проблему сброса отходов частично решило для себя лишь управление железной дороги. Железнодорожники прокопали канаву от станции до ручья (Игуменки) и сливали в него отходы после мытья вагонов, из жилых домов и бани при станции. Как писала Городская дума в отчете в Губернское санитарное управление, вследствие стока вод от ж/д станции загрязнялась река Миасс, в которую впадал ручей. В действительности железная дорога была не единственным загрязнителем воды в Миассе. В Челябинске было несколько десятков кожевенных мастерских, где выделывали шкуры и кожи, производство это довольно грязное, отходы вымачивания и дубления кож зачастую также попадали в реку. Правда, располагались кожевни ниже города по течению Миасса (примерно в районе нынешней остановки Кожзаводская). А вот место традиционного водопоя городского стада было несколько выше города по реке, за нынешним элеватором.
Как уже говорилось, водоснабжение Челябинска еще в начале XX в. было самым простым: воду брали в реке, в ручье (Игуменка) и шести общественных колодцах. Те части города, которые находились далеко от источников питьевой воды, снабжались с помощью водовозов – воду подвозили на телегах с бочками. Качество воды в реке в отчете оценивалось как «посредственное», в трех колодцах «очень чистая», еще в трех «чистая». Про воду в ручье авторы отчета в санитарное управление не писали, поскольку ясно было, что при сбросе отходов со станции, назвать ручей чистым вряд ли было возможным. Идея строительства водопровода, очевидно, витала в воздухе – растущий город, население которого стремительно увеличивалось, не мог нормально существовать без современного водоснабжения. К тому же, перед глазами был реальный пример современного (на тот момент) уровня развития – в 1893 г., по ул. Ахматовской (современная Свободы, около моста через р. Миасс), была построена насосная установка станции Челябинск Самаро-Златоустовской железной дороги. Несколько позже была сооружена плотина через реку Миасс в районе Сад-острова. Эта плотина не запруживала реку, а поддерживала в ней постоянный уровень в месте забора воды для нужд железной дороги. Верхний край этой плотины был устроен на уровне средней отметки поверхности воды. В половодье воды спокойно переливалась поверх плотины, а когда в сухое время вода спадала, плотина поддерживала ее уровень в районе насосной станции на средней отметке. Но эта насосная станция снабжала только железную дорогу – вода для заправки котлов паровозов, мытья вагонов и прочих нужд. Как раз таки отработанная, грязная вода сбрасывалась в канаву, ручей и оттуда обратно в реку Миасс. Причем ручей впадал в реку лишь чуть ниже расположения насосной. Город водопроводом железной дороги не пользовался.
В 1906 г. создана городская водопроводная комиссия, которая должна была заниматься вопросами, связанными с постройкой водопровода в Челябинске. Задача оказалась вовсе не простой – работ такого масштаба в Челябинске до этого не проводилось, не было ни опыта, ни местных предприятий способных взяться за это дело. Оставив пока в стороне технические детали, попытаемся объяснить, что же именно затеяли местные власти в 1906 г.? Задумка была если не грандиозной, то все же вполне впечатляющей по масштабам. Предполагалось охватить сетью водопровода практически весь тогдашний город – центр, Заречье, заручейную часть (район города, за ручьем, который сейчас называют Игуменкой – вечные задворки Челябинска) и даже вокзал, точнее Никольский поселок, отстоявший от города на 3 версты! Сегодняшнего читателя эти цифры не впечатлят, но напомню, что все это планировалось в городе, где вообще не было водопровода, и все пользовались колодцами или услугами водовозов. В городе, где первое общественное каменное здание – Белая казарма (сегодня госпиталь на пл. Павших революционеров) было построено в 1878 г. и то для армейских нужд. Первое собственно городское общественное здание – Народный дом (сегодня Театр юного зрителя) построен в 1903 г. Кстати, строительство Народного дома обошлось в 35000 рублей, расходы на постройку водопровода были гораздо существеннее, но об этом дальше.
Водопроводная комиссия заказала предварительные проекты и сметы строительства городского водопровода нескольким разным предприятиям: акционерному обществу «Брянскаго рельсопрокатнаго, железоделательнаго и механического завода» (дальше в тексте просто Брянский завод), и фирмам «Добровых и Набгольц», «Нептун», Е.Э. Бромлей, «Мюр и Мерелиз». Все эти предприятия занимались непосредственно проектированием и устройством водопроводов. Челябинская водопроводная комиссия выяснила, в каких именно городах производили подобные работы эти фирмы и разослала городским головам Бузулука, Нижнего Новгорода, Костромы, Новочеркасска, Армавира, Грозного и т.д. письма с перечнем вопросов о качестве работы указанных предприятий, практических деталях, связанных с эксплуатацией водопровода, а также просила посоветовать, каких ошибок нужно избежать при устройстве водопровода в Челябинске. Ответили практически все, кому были посланы письма. Наиболее подробным и обстоятельным был ответ из Нижнего Новгорода, он содержал не только ответы на вопросы, но и конкретные рекомендации инженер-механика Пономарева, заведовавшего Нижегородским водопроводом. Перечислять их здесь я не буду, скажу лишь, что эти рекомендации были учтены и многие из них использованы при подготовке задания на проектирование. Пермская городская управа кроме ответов на вопросы выслала отчет о постройке водопровода в г. Перми. Коллеги из разных городов России проявили понимание и оказали посильную поддержку чиновникам Челябинска. Учтя рекомендации и опыт разных городов, челябинские власти уточнили свои требования к проекту будущего водопровода, в связи с чем подготовка окончательного его варианта и начало самого строительства задержались.
В начале 1909 г. несколько фирм прислали свои предварительные проекты и сметные расчеты. Водопроводная комиссия устроила обсуждение проектов, в качестве экспертов были приглашены несколько инженеров, но реально занимались анализом предложенных документов двое: Федоров Аркадий Андреевич – инженер путей сообщения, Городецкий Мирон Сергеевич – инженер-технолог, начальник 1-го участка тяги Сибирской ж.д. Реально охватывали нужный объем работ проекты и сметные расчеты только трех фирм – Брянских заводов, «Добровых и Набгольц», и Е.Э. Бромлей. Водопроводной комиссии больше понравился вариант, представленный Брянскими заводами. Он был самым дорогим, но и самым проработанным. Тем не менее, в конце весны – начале лета 1909 г. в Челябинске прошли переговоры с представителями всех трех фирм о конкретных условиях договоров и стоимости работ. По результатам переговоров предпочтение было отдано все тем же Брянским заводам. 24 августа 1909 г. комиссия представила в Городскую думу доклад, в котором давался анализ предложений трех фирм, были показаны преимущества проекта Брянских заводов и предлагалось, с ближайшее время приступить к постройке водопровода. Заседание думы по вопросу постройки водопровода состоялось только 20 октября, причем было принято решение не отдавать подряд сразу Брянским заводам, а устроить торги. В декабре 1909 г. городской голова А.Ф. Бейвель предложил инженеру А.А. Федорову, ранее выступавшему в роли эксперта и принимавшему участие в работе Водопроводной комиссии, самому составить проект постройки водопровода в Челябинске, используя все имеющиеся в распоряжении комиссии материалы и наработки, Федоров ответил согласием. В мае 1910 г. часть гласных Городской думы (уже нового созыва) подняли вопрос о постройке водопровода и необходимости выслушать водопроводную комиссию. 31 Мая 1910 г. Дума постановила принять ссуду, предложенную Обществом взаимного от огня страхования, в размере 40000 рублей, сроком на 10 лет из 5% годовых, для финансирования постройки водопровода. Окончательный вариант проекта, с учетом последних замечаний, готовил все тот же Брянский завод. Правки и дополнения были вызваны как развитием ситуации в Челябинске, более четким пониманием местных властей каким должен быть водопровод, так и изменениями на рынке оборудования для водопровода. Изменений в проект было внесено немало, перечислю только некоторые из них. В окончательном варианте проекта насосная станция водопровода была перенесена на 300 сажен выше по реке, по сравнению с первоначальным планом, не в последнюю очередь для того, чтобы забор воды производился выше водопоя. Сначала предполагалось поставить на насосной станции два паровых двигателя, работающих на угле или на нефти, в итоге было решено установить два двигателя «Дизель», причем с запасом мощности, чтобы их можно было позже переставить на электростанцию, которую планировалось построить в Челябинске, заменив их на насосной электродвигателями. Насосы для забора воды проектировщики должны были подобрать с таким расчетом, чтобы они могли работать как от дизеля, так и от электродвигателей, после пуска электростанции. На юге, в привокзальной части, водопровод решено было продолжить до Никольского поселка и т.д. и т.п.
30 января 1909 г. водопроводная комиссия представила на заседании Городской думы доклад, в котором давалась раскладка – какие финансы могут быть привлечены городом для строительства водопровода, и указывалось, что своими средствами Челябинск не справится, необходимо брать заем из страхового фонда Министерства внутренних дел, под 4% годовых, сроком на 30 лет. Ходатайство о займе в 250000 рублей, было подано в марте 1909 г. Примечательно, что в апреле 1912 г., когда водопровод в Челябинске был уже практически полностью построен, вопрос о займе все еще решался.
Договор на постройку водопровода в г. Челябинске с акционерным обществом «Брянскаго рельсопрокатнаго, железоделательнаго и механического завода» заключен в декабре 1910 г., но реалии того времени были таковы, что в силу договор вступал только после утверждения его министром внутренних дел. До этого договор служил гарантией, что город не передоверит строительство водопровода другому подрядчику, а Брянские заводы не откажутся от исполнения работ, но выполнять работы и оплачивать их стороны могли только после получения подписи министра. Работы реально начались летом 1911 г. Инженер Федоров был принят городом на работу для надзора за сооружением водопровода, с годовым окладом 3000 рублей. В начале апреля 1912 г. работы по строительству водопровода в Челябинске были в основном завершены. Не были закончены работы по строительству водоочистных сооружений (фильтровальной станции), устройства перехода трубопровода через ручей (Игуменку) и строительство водоразборных будок в Заручейной части. Работать водопровод начал с 4 февраля 1912 г. Всего, в апреле 1912 г. в Челябинске было 8 водоразборных будок и 26 отводок в здания. Кроме основных, к апрелю месяцу было установлено еще и три временных водоразборных будки. Две из них – на углу Ивановской (Труда) и Луговой (проходила между нынешними улицами Красной и Свердловским проспектом, сегодня не существует) и на углу улиц Ключевской (Свободы) и Степной (Коммуны), оказались весьма востребованы. Продажа воды в каждой из них превышала 400 ведер в сутки, было решено поставить на их местах постоянные будки. В мае 1913 г. в Челябинске работало уже 13 водоразборных будок. В каждой будке был установлен водомер, или счетчик, показывавший, сколько воды взято пользователями. Для контроля за расходом воды и сбором денег с пользователей в каждой будке находился «водопроводный сторож».
Желающим провести воду в дома город оплачивал 50% расходов на прокладку трубы от магистральной линии до границ усадьбы и на 1 сажень вглубь усадьбы, при условии, что диаметр трубы будет не более 1,5 дюйма. Каждый обладатель отводки трубы к дому должен был установить на трубу водомер одобренной Городской думой модели. Либо же город брал установку водомера на себя, за ежегодную оплату от 6 руб. до 12 руб., в зависимости от диаметра трубы. Стоимость воды устанавливалась следующая: для домовых ответвлений – 25 коп. за 100 ведер, для бочек и уличного водоразбора – 20 коп. за 100 ведер. Для расчетов за воду Городская дума выпускала специальные водопроводные марки, которые можно было купить у особого комиссара в Городской управе. Для воинских казарм, благотворительных учреждений и городских зданий, в которых не было водопровода, выпускались льготные, бесплатные марки. Больше ни для кого никаких скидок предусмотрено не было.


Типовой проект водонапорной башни при строительстве Самаро–Златоустовской железной дороги.


Водонапорная башня по ул. Воровского, построенная в 1912 г.
Итак, что же в итоге более чем шестилетних усилий получил город Челябинск? Приведу кратко характеристики водопровода, построенного в 1912 г. Насосная станция с двумя нефтяными двигателями, запасным резервуаром на 5000 пудов нефти (годовой расход) (Нефть, как ряд других жидкостей, измерялась не по объему, а по весу. Так же измеряли водку – настойку, для приготовления которой использовали хлебное вино, разные травы, ягоды и пр. (не путать с хлебным вином, которое мы сегодня называем водкой и которое измеряли как раз по объему - ведрами). Американский фильтр для механической очистки воды. Двигатели двух уровней – одни поднимали воду к фильтру, другие отправляли дальше уже отфильтрованную воду. Емкость (бассейн) для отфильтрованной воды. Запасной резервуар для воды емкостью 15000 ведер, расположенный на высоте 6 сажен от земли – водонапорная башня по ул. Воровского, напротив Горбольницы. Система была рассчитана на подачу 120000 ведер воды в месяц, с тем, чтобы в будущем довести его до 240000 ведер воды в месяц. Протяженность труб 20 верст. Диаметр магистральных труб – 7 дюймов, отводные от магистрали на улицы – 6 дюймов и 5 дюймов. От насосной и фильтровальной станции до города вода шла по двум трубам, уложенным в две траншеи, чтобы в случае прорыва одной из них, вторая не просела из-за размыва грунта. В двух местах трубы пересекали реку Миасс – по дну были проложены нити трубопровода диаметром 7,5 дюймов с асфальтовым антикоррозийным покрытием. На перекрестках улиц и посредине длинных кварталов было устроено 58 кирпичных и 33 лиственничных колодца с чугунными люками. В колодцах были установлены заглушенные разводки – крестовины и тройники – чтобы в будущем, при расширении сети водопровода или при устройстве отводок к новым зданиям, можно было без дополнительных работ подключаться к магистральной линии. 26 отводок в здания и 13 водоразборных будок. К сожалению, я не нашел плана последнего, рабочего проекта водопровода. Есть два плана 1908–1909 гг., но они весьма схематичны и не совпадают с итоговым вариантом. Так что придется обойтись словесным объяснением, что система охватывала практически весь город. Вода поступала почти везде – от Северного бульвара (пр. Победы) до Переселенческого пункта (у ж/д вокзала), от Казарменной площади (пл. Павших революционеров) до Александровской площади (Алое Поле). В случае пожара перекрывалась подача воды для хозяйственных нужд и подавалась на пожар. Высота струи воды при работе трубопровода в хозяйственном режиме должна была быть не ниже 5 сажен в самой высокой точке города, что позволяло подавать воду на третий этаж зданий, построенных в высоких местах. Высота пожарной струи должна была быть не менее 10 сажен.
Фактически в 1911–1912 гг. была заложена основа водоснабжения города. Причем основа не в смысле «первого камня», – по большому счету, система водопровода была сделана «на вырост», с запасом, и этого запаса городу хватило надолго. То, что водопровод был построен с расчетом на будущее, имело и свою не очень приятную для города в целом сторону. Расходы по строительству водопровода на конец 1912 г. составили 267000 руб. Скорее всего, это не полная сумма. Были использованы практически все свободные средства из городского бюджета плюс заемные деньги. Водопровод был всем хорош, но только убыточен… в 1916 г. доходы от водопровода составили 33342 руб., а расходы на эксплуатацию и расчеты по займам – 44839 руб.
И напоследок о тех, кто долго и упорно трудился над тем, чтобы водопровод в Челябинске наконец был построен – о Водопроводной комиссии. Список водопроводной комиссии впечатляет – почти все ее члены – люди известные в Челябинске начала XX в. Их фамилии знакомы тем, кто интересуется историей города. Большинство фамилий вы найдете в энциклопедии «Челябинск». Практически все они были людьми состоятельными, вели торговлю, некоторые владели промышленными предприятиями, часть содержала гостиницы и пр. Далее приведен список комиссии на лето 1909 г. Итак, кто же конкретно решал судьбу водопровода, организовывал переписку, вырабатывал замечания, организовывал экспертизу и т.д. и т.п.? Покровский Владимир Корнильевич, Семеин Василий Андреевич, Меньшиков Алексей Александрович, Теплоухов Константин Николаевич, Холодов Андрей Петрович, Колокольников Владимир Иванович, Колбин Василий Михайлович, Пихтовников Николай Никитьевич, Дядин Михаил Иванович, Кузнецов Иван Петрович, Фотеев Иван Евсигнеевич, Туркин Петр Филиппович, Шпагин Степан Андреевич, Комольцев Павел Васильевич, Пентегов Аркадий Андреевич, Кузнецов Владимир Иванович, Попов Рафаил Григорьевич, Протасов Василий Александрович, Чистозвонов Борис Владимирович, Крашенинников Михаил Николаевич, Федоров Аркадий Андреевич. Состав комиссии менялся, обычно ее численность составляла 12–13 человек, так что приведенный список, пожалуй, самый обширный. Председателями комиссии, в разные годы, были В.А. Семеин, В.К. Покровский, М.Н. Крашенинников.


Значения некоторых единиц измерения принятых в дореволюционной России, использованных в статье:
1 ведро = 12,5 литра
1 пуд = 16,38 кг.
1 дюйм = 2,54 см
1 сажень = 2,13 м
1 верста = 500 саженям = 1066,8 м

Tags: водопровод, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments