ssgen (ssgen) wrote in chelchel_ru,
ssgen
ssgen
chelchel_ru

Соцгород ЧТЗ

Когда в прошлом году в ru_sovarch обсуждали соцгород ЧТЗ, очень многие вопросы так и остались без ответов. И вот недавно мне удалось отхватить книгу "Город в зеркале генплана: панорама градостроительных проектов в российской провинции XVIII - начала XXI веков", где второй раздел посвящён концепции соцгорода и, как частный случай, как раз рассматривается строительство соцгорода ЧТЗ. Материал весьма обширный и целиком его здесь привести нереально, поэтому я буду обильно цитировать, слегка разбавляя картинками. Авторы текстов, приведенных в этом посте - М.Г. Меерович и Е.В. Конышева. Но лучше, конечно, почитать полностью.

Немаловажно сначала понимать концепцию соцгорода, недаром ей в книге посвящены целых две главы. Но если очень кратко и очень упрощённо, то суть в следующем. Советская власть в первые десятилетия столкнулась с тем, что вся социальная структура в "старых", "капиталистических" городах как-то не очень хорошо приспособлена к амбициозным задачам индустриализации, и поэтому стране нужны "новые", "социалистические" города, где рабочая сила группируется вокруг промышленности, а не наоборот. Вплоть до того, что численность населения в таком "городе" целиком и полностью определяется потребностями предприятия в трудовых ресурсах. Концепция "социалистического города" подразумевала создание некой "рабочей коммуны", где трудящиеся вместе работают, вместе живут и вместе организуют свой быт и досуг. Но это, повторяю, очень кратко и очень упрощённо.

Соответственно, и в данном случае тракторный завод и соцгород при нём задумывались и строились в рамках одного и того же мегапроекта, и за оба строительства отвечало одно и то же ведомство - ВСНХ, а проектно-строительные планы каждого из двух элементов и их техническая и финансовая обеспеченность были тесно увязаны между собой. Впрочем, в статье строительство завода не рассматривается, и мы тоже перейдём непосредственно к соцгороду.

Первостроители тракторного завода размещались сначала в городских переселенческих пунктах, бывших казармах и церквях. Весной 1930 г. возник палаточный городок, а к концу мая был выстроен временный рабочий поселок из деревянных бараков на 10 тыс. жителей, в каждом из которых на двухъярусных нарах располагались более 100 человек. [то есть это почти сотня бараков!] Однако уже изначально планировалось создание капитальной застройки, отвечавшей «запросам социалистического быта»... Было принято решение «признать необходимым и целесообразным строить рабочий поселок типа социалистического города».

ВАТО [головная контора - Всесоюзное автотракторное объединение] было организовано фактически параллельное проектирование соцгородов Нижегородского автомобильного, Харьковского и Челябинского тракторных заводов. Образцом для подражания был признан соцгород Нижегородского автомобильного завода, опыт проектировки и застройки которого было предложено использовать для планировки поселений при Харьковском и Челябинском заводах. При сравнении "Основных положений" Автостроя (1929) и "Программы эскизного проекта" (дек.1929-янв.1930) обнаруживается не только принципиальное единство документов, но и совпадение основных деталей... «Индустриальный рабочий город» ЧТЗ на 37500 человек проектировался «на основе полного обобществления культурно-просветительной и бытовой жизни всех трудящихся...», где все трудоспособное население участвует в производительном труде и общественной работе. Жизнь трудящихся сосредотачивается в жилкоммунах, а дети до 16 лет находятся на полном общественном обеспечении и проживают в яслях, детских садах и интернатах закрытого типа.

В Программе оговаривались все социально-бытовые стороны жизни населения соцгорода. Основа жилой застройки - здания жилкоммун со связанными с ними через теплые переходы детскими учреждениями. В системе централизованного культурного обслуживания предусмотрены учреждения культуры и образования: дворец труда и культуры, в том числе и детский; театр и кино; объединенные в комплекс втуз, техникум и фабзавуч; парк культуры и отдыха со стадионом. Социально-бытовыми услугами предусматривался пищевой комбинат, банно-прачечный комплекс, универмаг, почта, диспансер, больница, гостиница и крематорий. Столь разветвленная система с учетом предполагаемого устройства в окрестностях огородно-молочных совхозов и питомника давала возможность фактически автономного существования соцгорода рядом с историческим Челябинском.

Каждая жилкоммуна была рассчитана на 1000 человек взрослого населения, а детские учреждения планировались из расчета на 5000 взрослых. Детально планировочная структура не оговаривалась. Отмечалось лишь обязательное озеленение кварталов и ориентировка фасадов пятиэтажных зданий на запад, юг и восток с устройством плоских крыш для размещения здесь досуговых площадок. Жилые ячейки для взрослых площадью 7-9 кв.м были рассчитаны каждая на 1 человека и обеспечены необходимым минимумом оборудования: не только кроватью и тумбочкой, но и столом для занятий, книжным шкафом, «помещением» для платья и белья, умывальником. Ячейка, таким образом, должна была служить не только для сна, но и для индивидуального отдыха и занятий, хранения вещей и личной гигиены. Это было шагом вперед в осознании необходимости «закрытой» личной жизни, в противовес идее абсолютно полного обобществления бытовых процессов, громко звучавшей в дискуссиях 1920-х гг. Для общего пользования предусматривались спортзал, комнаты для индивидуальных и групповых занятий, библиотека-читальня, а также обязательные бытовые службы: кухня для приготовления пищи из полуфабрикатов, столовая и буфеты, уборные (1 очко на 10 чел.), душевые (1 на 10 чел.) и ванные (1 на 50 чел.) комнаты, ларек универмага, починочные мастерские, сберкасса, почта и телеграф.

В соответствии с «Программой» воспитание детей строилось в большей мере на коллективных началах, особенно в дошкольном, а также младшем и среднем школьном возрастах. Это, с одной стороны, отвечало требованиям новой советской педагогики, с другой - обеспечивало взрослым, прежде всего женщинам, возможность отдавать максимальное время производительному труду на благо Родины. Посещение детей было определено в часы, свободные от работы и «...главным образом в порядке участия в педагогической работе учреждений...». Для дошкольной группы предусматривались ясли (0-3 года) и детский дом (3-7 лет), школьники должны были быть организованы в коммуны, рассчитанные на 800 чел., подростки старше 16 лет размещены в общежитиях, расположенных в непосредственной близости к предприятию. Все это обосновывалось «соображениями педагогического характера». Однако при таком подходе семейное воспитание фактически ликвидировалось и приоритет во «взращивании» нового поколения отдавался государству.


В соответствии с «Программой» проекты Генерального плана и застройки соцгорода ЧТЗ площадью 273 га уже на 50000 жителей интенсивно разрабатывались в течение 1930 г., фактически параллельно с уже начавшимся капитальным строительством. Организация процесса проектирования была возложена на А.Бурова и А.Самойлова[23]. Уже в феврале 1930 г. (проектировочные работы были начаты в декабре 1929 - январе 1930) архитекторами А.Кратюком, А.Буровым, А.Самойловым, В.Дубовским был представлен общий план увязки рабочего поселка с заводом и городом Челябинском, а также план застройки кварталов домов-коммун и кварталов домов для индивидуально-семейного проживания. Разработан был и эскизный проект дома-коммуны в трех вариантах[24]. Проектные чертежи сопровождались пояснительными записками, однако в архивах документов не сохранилось, за исключением бесценной в такой ситуации фотографии проектной перспективы соцгорода (1930)[25]. Фотография представлена без указания авторов проекта, однако, основываясь на архивных документах, можно предположить, что одним из них являлся А.Буров[26].



Качество иллюстраций в книге оставляет желать лучшего, поэтому немного поясню. Такую перспективу можно было бы увидеть примерно с той точки, где сейчас находится БД "Спиридонов". На плане видны четыре жилых квартала, из которых реально построен только один.

Представленная в проектной перспективе панорама демонстрирует грандиозный замысел рабочего города на «социалистических началах». Поселение регулярно распланировано, обильно озеленено и благоустроено. Сформирована иерархизированная планировочная структура, точкой отсчета в которой служит заводской комплекс. Магистральная ось протянулась с востока на запад, от промышленной зоны через соцгород к историческому Челябинску. Вдоль магистрали, к югу от нее, вытянулись комплексы общественных учреждений соцгорода. Селитебная территория, расположенная к северу, продольно расчленена на две крупные планировочные зоны. Примыкая к главной магистрали, размещены два квартала с блоками жилкомбинатов. Шесть групп парных, прямоугольных в плане, четырехэтажных жилых корпусов соединены по второму этажу переходами между собой и с двухэтажными общественными блоками. Севернее обширную территорию занимают кварталы домов для индивидуально-семейного проживания со строчной застройкой и квартальной системой соцкультбыта. По оси, перпендикулярной основной магистрали, разделяя надвое зону жилкомбинатов, расположена прямоугольная площадь. Наиболее примечательное сооружение на площади - высотная призма с пирамидальным завершением. Подобное здание было предложено как вертикальный акцент в проекте заводоуправления А.Бурова и Г.Кириллова. Возможно, на площади действительно предполагалось размещение управленческой конторы ЧТЗ как городской доминанты, зримо воплощающей роль и значимость градообразующего предприятия.

Полномасштабного воплощения проект не получил, и сравнительный анализ проектного варианта и реализованной застройки позволяет проследить трансформацию идей в реальной практике строительства под влиянием идеологической эволюции и жизненных реалий.


То есть построенный квартал называют "буровским" совсем не зря. Но, как говорится, гладко было на бумаге... Далее автор переходит к тому, что вышло в реалиях.

Отвергнутыми оказались жилкомбинаты, на начальном этапе проектирования соцгорода рассматриваемые как приоритетный тип жилища. ВАТО настоятельно рекомендовало взять за образец для строительства жилкоммун в Челябинске «тип дома Нижегородского социалистического города и обязать ЧТС построить не менее двух комбинатов с обобществленными квартирами...»[28], однако в дальнейшем от него отказались, признав, что «принятый тип является по существу плохим общежитием казарменного типа с недостаточными удобствами»[2] . Параллельно разработкой собственного проекта дома-коммуны активно занимались А.Буров и Д.Коган[30]. На строительный сезон 1931 г. была запланирована постройка двадцати четырехэтажных блоков-коммунх[31], но окончательного, утвержденного проектного варианта так и не было создано. Кроме того, в жилищной политике в 1930-1931 гт. постепенно изменялись приоритеты. Это было отражено в Постановлении ЦК ВКП(б) «О работе по перестройке быта» (1930 г.), определившим «немедленное и полное обобществление всех сторон быта трудящихся» как «необоснованные полуфантастические, а поэтому чрезвычайно вредные попытки». По прежнему поддерживается перестройка быта на социалистических началах, но понимается она теперь исключительно как «развертывание общественного обслуживания быта трудящихся (прачечные, бани, фабрики-кухни, детские учреждения, столовые и пр.)»[32].

В начале 1931 г. постройку домов-коммун в соцгороде ЧТЗ признали несвоевременной, и акцент был перенесен на строительство по типовым проектам домов с квартирами для индивидуально-семейного проживания с «обобществлением бытовых процессов по кварталу»[34]. На практике реализовывалась установка власти на приоритет многоэтажного многоквартирного типового строительства и формировалась упорядоченная структура планировочных единиц (жилой дом-квартал), отражающая иерархическую систему социальных связей.

В 1930-1932 гг. был выстроен первый жилой квартал (один из представленных на проектной перспективе соцгорода), ограниченный в настоящее время улицами Ловина - Горького - Первой Пятилетки - 40 лет Октября. С востока на запад его пересекают также улицы Белостоцкого и Савина.




Это реальный снимок 30-х годов, сделанный, по всей видимости, с крыши нынешнего кафе "Восток".

Прямоугольный в плане крупномасштабный квартал разделен на четыре однотипных по планировке жилых сектора по 8 домов в каждом и с характерной для эпохи конструктивизма строчной застройкой. Простые по форме прямоугольные жилые дома расположены параллельно и ориентированы протяженными фасадами на восток и запад. По двум перпендикулярным центрально-осевым линиям квартала, разбивающим его на сектора, в окружении зелени размещены учреждения соцкультбыта.

И вот в этой книге обнаружилась та же схема, которую я в прошлый раз отыскал в книге "Урбанистика". Там, правда, она была без обозначений.



1. Жилой микрорайон
1.1. Школы первой ступени. Начало 1930-х гг.
1.2. Медицинской учреждение. 1940-е гг.
1.3. Детские ясли. Начало 1930-х гг.
1.4. Детский сад № 66. 1940-е гг.
1.5. (Средняя школа № 52. 1950-е гг.
1.6. Спортивный комплекс. 1950-е гг.
1.7. Клуб-столовая. 1930-егг.
2. Квартал жилых домов ИНОРСа. Начало 1930-х гг.
3. ФЗС ЧТЗ. Начало 1930-х гг.
4,5. Лечебные учреждения. 1940-е гг.
6. Киноклуб. Начало 1930-х гг., реконструкция середины 1940-х гг.
7. Фабрика-кухня ЧТЗ. Начало 1930-х гг.
8. Школа № 107. Первая половина 1950-х гг.
9. ФЗУ ЧТЗ. Начало 1930-х гг.
10. Дом культуры ЧТЗ. Начало 1930-х гг.

Предполагаемое единообразие социального состава жителей и их жизненных устоев делало возможным и необходимым равенство жилищных условий. В 4-этажных с подвалом кирпичных секционных домах (за основу приняты жилые секции Мосстроя)[35] квартиры предназначались для семейного или покомнатного заселения. В жилых домах по ул.Савина и Белостоцкого использованы секции на две (трех- и четырехкомнатные) квартиры на площадке (5 секций); в домах по ул. 1-й Пятилетки - секции на три двухкомнатные (2 секции) и две трехкомнатные (3 секции) квартиры на площадке. Средняя площадь двухкомнатных квартир - 46,5 кв.м, трехкомнатных
- 72 кв.м, четырехкомнатных - 85 кв.м[36]. Предполагалось, что двухкомнатные квартиры будут заселяться одной семьей в 3-4 человека, а в трех- и четырехкомнатных квартирах допустимо расселение двух семей. Из вспомогательных помещений были предусмотрены встроенные шкафы, кухня, туалет и умывальня. Причем кухни рассматривались как временное явление и предполагалось, что они впоследствии будут ликвидированы[37]. Компенсировать определенные бытовые неудобства, которые, впрочем, таковыми не считались, должна была изначально запроектированная общественная система соцкультбыта. В домах предполагалось центральное отопление, водопровод и канализация. Внешне фасады жилых домов имитировали признаки «современной архитектуры»: гладкие, без декора стены, прорезанные горизонтальными рядами окон. Монотонность разбивают лишь вертикальные выступы лестничных клеток и балконы на 2-4 этажах.




С юга к «буровскому микрорайону» примыкает квартал с так называемых «домов ИНОРСа», предназначенных для иностранных специалистов и инженерно-технического состава ЧТЗ (1932-1933). Квартал ограничен улицами Ловина - Горького - пр.Ленина - 40 лет Октября. Восемь домов квартала выстроены по типовым проектам ИНОРСа 1931 г., на месте, предполагаемом ранее для размещения жилкомбинатов. Четырехэтажные кирпичные секционные дома имели прямоугольный в плане протяженный основной корпус и боковые крылья. В 48 трех- (около 63-77 кв.м) и четырехкомнатных (около 87 кв.м) квартирах были предусмотрены просторные прихожие, большие кухни (7-8,5 кв.м.), отдельные санузел и ванна. Это было своеобразной уступкой работникам «непролетарского происхождения» (тем более что на стройке работали инженеры из Германии и США[38]), неспособным пока осознать всей прогрессивной роли обобществления бытовых процессов.

Квартальный обобществленный сектор должен был включать детские ясли и сады, школу, клуб-столовую, детские и спортивные площадки. В 1931-1933 гг. были выстроены:

- детские ясли (ул. Белостоцкого 7б, современный детский сад № 37; частично перестроены);


- две небольшие школы на 320 человек каждая (ул.1-й Пятилетки, 27 и ул.Савина, 8 - разрушены в 1990-е гг.);

На этом месте сейчас построен жилой дом и строится второй (стройка заморожена):


- клуб-столовая (ул. Горького, 10, современная Администрация Тракторозаводского района; частично перестроена).


Клуб-столовая была своеобразным общественным центром микрорайона с системой культурного (читальня, комнаты для кружковых занятий, танцзал и т.п.) и бытового (столовые залы, продмаг, парикмахерская) обслуживания.

В Основных положениях к планировке второй очереди поселка при ЧТЗ (1931)[39] представлена программа проектирования второго квартала на 32 жилых дома, по своему архитектурно-планировочному решению схожего с первым, но с некоторыми существенными изменениями. Новый квартал так и не был выстроен, но текст программы представляет самостоятельную ценность, отражая концепцию проектирования.

Жилые дома предполагались лишь с секциями трехкомнатных квартир, площадью от 36 до 63 кв. м. Причем квартир с минимальной площадью, рассчитанных на отдельную семью, планировалось лишь 20%. И хотя в документе отмечается, что «при дальнейшем улучшении культурно-бытовых условий каждая квартира предназначена для заселения одной семьей 4-7 человек», жизненные реалии в обозримой перспективе заставляли проектировать квартиры для коммунального заселения.

Отсутствие коллективного жилища компенсировалось укреплением коллектива более крупной «хозяйственно-бытовой единицы»[4] - квартала, путем «большего приближения общественного сектора к населению». В центре проектировалась площадь, являвшаяся средоточием административных и партийных органов - райсовета, райкома партии, управления милиции и прокуратуры, нарсуда, профсоюзов - размещенных в одном здании...

На каждый из четырех комплексов, состоящих из 8 жилых домов, предусматривался также отдельный общественный центр - столовая-распределитель с совмещенными клубными и хозяйственными функциями. Кроме того, в центре квартала располагался дополнительно единый общеквартальный зал с примыкающим стадионом и спортивными площадками. Предполагалась и система воспитательных учреждений - четверо яслей, в среднем каждые на 120 человек и одна на квартал крупная фабрично-заводская семилетка на 960 чел. Сфера обслуживания дополнялась также и необходимыми лечебно-профилактическими учреждениями - диспансером и родильным домом.

В документе примечательным и характерным является также подробное описание распределительной системы, как в капле отражающей регулятивно-распределительные функции плановой экономики, определяющие и характер социальных отношений. Не удивительно, что так много внимания уделяется в проектных документах этому аспекту: в условиях жесткой регламентации, в том числе и сферы потребления, необходимо было наиболее рационально организовать эту систему во избежание социального напряжения. Основная роль системе распределительного обслуживания в квартале отводится столовым-распределителям (на каждый из четырех внутриквартальных комплексов). Во-первых, здесь осуществляется централизованное обеспечение питанием из блюд, производимых фабрикой-кухней, а в качестве дополнения трудящимся предлагаются распределительные продовольственный и промтоварный магазины. При этом магазины сориентированы на систему предварительных заказов и на распределение товаров повседневного потребления. Для получения продукции, которая, по представлениям теоретиков, «приобретается один-два раза в год (платье, обувь и пр.)», предусматривается только один на соцгород центральный универмаг. В здании столовой-распределителя предполагаются также парикмахерская, прачечная, сушилка, починочная мастерская и даже сберкасса (где, в том числе, осуществляется негласный контроль за денежными средствами трудящихся и аккумулируется денежная масса для инвестирования в развитие производства).

Проектирование и строительство капитальных домов продвигалось медленно и застройка одного квартала не могла решить проблемы расселения строителей и рабочих ЧТЗ, большая часть которых по-прежнему жила в бараках и землянках, а ВАТО требовало строить в основном не капитальное жилье, а двухэтажные дома облегченной конструкции с печным отоплением наружным водопроводом (колонками)[41]. Через несколько лет после начала строительства, в 1935 г., только около 40% работников завода имело жилплощадь в постоянном фонде[42].

Если квартал обладал первичной системой культурно-бытового обслуживания, то более разветвленная обслуживающая и распределительная сеть была рассчитана на весь соцгород. В соцгороде ЧТЗ объекты соцкультбыта располагались компактно, в зоне между предприятием и селитебной частью, в непосредственной близости от жилого комплекса, охватывая его с востока и юго-востока вдоль современных улиц 40 лет Октября и пр. Ленина. Основная часть объектов была выстроена в 1930-1933 гг., полностью застройка была завершена во второй половине 1930-х - 1940-е гг.

На одной оси, южнее пр. Ленина, вдоль ул. 40 лет Октября размещен так называемый «комплекс КБС» (культурно-бытовое строительство). Он включал фабрику-кухню (1932 г.) и банно-прачечный комбинат (1932 г.). Фабрика-кухня рассматривалась во второй половине 1920-х - начале 1930-х гг. не просто как автоматизированное и стандартизированное производство, облегчающее и ускоряющее процесс массового приготовления блюд в больших масштабах, но и как важное общественное заведение, активно влияющее на формирование коммунистических принципов быта, способствующее отмиранию индивидуального домашнего хозяйства. В Челябинске фабрика-кухня, рассчитанная на производство 100 тыс. порций в сутки, объединяла прямоугольное в плане двухэтажное здание столовой и магазина полуфабрикатов (пр. Ленина, 9, современное кафе «Восток») и обширное, прямоугольное в плане одноэтажное сооружение собственно кухни для приготовления блюд (ул. 40 лет Октября, 29), находящееся ныне в аварийном состоянии.




От банно-прачечного комбината сохранилось только 4-этажное здание бани (ул. 40 лет Октября, 31, современная баня № 22).



Выходит, прачечный комбинат находился где-то на этом пустыре?



Для обучения и воспитания детей и молодежи, кроме детских яслей, детских садов и школы первой ступени в квартальном комплексе соцкультбыта, на весь соцгород была предусмотрена система общего и профессионального образования. Параллельно с застройкой жилого комплекса было выстроено здание школы второй ступени (арх. М.Лежень, 1935 г., пр.Ленина, 13, современное МОУ № 48).



К востоку от зоны КБС и в непосредственной близости от промзоны располагается здание бывшего фабрично-заводского училища (ФЗУ ЧТЗ, 1931 г., пр. Ленина, 5; современный к/т «Кировец» и часть административного комплекса ЧТЗ). Сложное по конфигурации сооружение совмещает трехэтажный учебный корпус с общежитием и расположенные за ним двухэтажные здания мастерских, соединенные переходом.



Мастерские, по всей видимомти, сохранились до сих пор, но в настоящее время они находятся уже на заводской территории, поэтому отснять их нет возможности.

В 1933 г. было выстроено также крупномасштабное здание фабрично-заводской семилетки (ФЗС ЧТЗ, ул. 40 лет Октября, 21; современное ПТУ № 1).



Первоначально предполагалось строительство единого Профтехкомбината Челябтракторостроя. Проект был создан в 1930-1931 гг. группой архитекторов - В.М.Воробьевым, Г.И.Луцким, С.А.Лисагором, Ф.И.Михайловским, Г.Г.Савиновым - под руководством и при определяющей роли М.И.Гинзбурга. Проект не был воплощен, однако сохранившиеся проектные материалы и пояснительная записка предоставляют неоценимую возможность проследить творческое кредо М.И.Гинзбурга и в целом - особенности конструктивистского метода[43].

Система культурного обслуживания коллектива трудящихся соцгорода должна была быть сосредоточена в клубном комплексе, проект которого был создан А.Буровым и Г.Кирилловым и осуществлен частично. Сохранилась пояснительная записка к проекту[44], а также доступны для анализа лишь генеральный план и перспектива клубного комплекса, опубликованные в журнале «Советская архитектура» в 1933 г.[45], фото которых хранится также в архивных фондах научно-исследовательского музея архитектуры им. А.Щусева[46]
(и этот проект нам уже
показывал
synthart).

Комплекс предполагался из пяти отдельно стоящих корпусов - театра на 1200 чел, здания с кружковыми помещениями, спортзала, пионерского клуба с детскими комнатами и кинозала на 400 чел. Таким образом, комплекс максимально охватывал разнообразные формы клубной работы, имеющие приоритетной целью образование, просвещение и идеологическое воспитание подрастающего поколения и разноликой рабочей массы, цементируя ее в сплоченный пролетарский коллектив.

Вышеназванными задачами предопределены структурные элементы выстроенного двухэтажного «корпуса с кружковыми помещениями» (1933 г., современный клуб ЧТЗ, пр. Ленина, 8). В правом крыле первого этажа был выделен библиотечный сектор с группой соответствующих помещений: книгохранилище, читальный зал, комнаты громкого чтения и др. В левом крыле - «научный блок» с производственными лабораториями, аудиториями для занятий и небольшим залом - лекторием. На втором этаже справа разместился «общественно - политический блок» с секторами молодежного и женского движения, политпрофом и т.п., а в левом крыле сосредоточены клубы по интересам. Интересен «бескоридорный» принцип размещения этих помещений, которые запроектированы выходящими на первом этаже в обширный квадратный холл, а на втором - на опоясывающий этот холл балкон. Холлы в сочетании с соединяющим их центральным блоком-«перемычкой» (где размещены вспомогательные помещения) образуют композиционную структуру здания.




В 1932 г. был также выстроен одноэтажный киноклуб (пр. Ленина, 10, современный театр ЧТЗ), который был реконструирован в 1946 г. в неоклассической стилистике. Примечательно, что зрительный зал, фланкированный обширными фойе, имел небольшую сцену, обладая дополнительной (и не менее значительной) функцией проведения общественных мероприятий. Подобная функция как одна из основных предполагалась в нереализованном проекте театрального здания, решенного в соответствии с принципами театра «массового действия». Здесь планировалась трехсторонняя главная сцена с вращающейся сценической площадкой и боковые сцены,
которые могли быть использованы в случае классической постановки или собрания для зрительских мест. Параболические формы потолка и расходящиеся стены зала должны были создать наилучшие акустические условия[47]. В целом клубный комплекс, расположенный в проекте на оси главного бульвара соцгорода и парка, должен был стать пространственным ядром всей досуговой жизни.


В первоначальном состоянии (снимок тридцатых годов):


После реконструкции в 1946 году:


Если затрагивать архитектурно-стилистическую сторону застройки соцгорода, то в целом это конструктивистские формы, в полной мере соответствующие представлениям о простоте и функциональности истинно пролетарской архитектуры. Однако в большинстве случаев можно говорить лишь о внешней стилизации. Первоначально, в 1930 г., применялись сборные железобетонные конструкции, например, при строительстве ФЗУ. Однако Постановлением № 1601 Президиума ВСНХ СССР от 17.11.30. было «в целях достижения в строительстве всемерной экономии дефицитных стройматериалов категорически воспрещено применять в жилых, культурно-бытовых и обслуживающих зданиях профильное железо, проектировать и строить их с железными и железобетонными каркасами и перекрытиями»[4]. В декабре этого же года последовало соответствующее указание ВАТО заменять железные и железобетонные конструкции более дешевыми и доступными материалами, в том числе кирпичом. И хотя изначально предполагалось строительство с использованием железобетонной каркасной системы[50], большая часть сооружений соцгорода была выстроена из кирпича и, соответственно, лишь с внешней имитацией конструктивистских форм, в первую очередь - ленточного остекления. Однако фрагментарно конструктивные основы «современной архитектуры» были использованы. Так, при строительстве учебного корпуса и мастерских ФЗУ использован железобетонный каркас и применено сплошное остекление, в жилых домах «буровского микрорайона» и домах ИНОРСа, зданиях ФЗС и клуба ЧТЗ применены в качестве несущих элементов кирпичные на цементном растворе столбы-опоры, между которыми установлены легкие поперечные кирпичные стены и деревянные оштукатуренные перегородки. Большинство сооружений отличается центрально-осевым построением и компактностью, что мало соответствует определяющему функциональному методу конструктивизма. Таким образом, реализованные сооружения соцгорода скорее выполнены в «трафаретах нового стиля»[51], столь осуждаемых теоретиками конструктивизма и столь распространенных на рубеже 1920-х - 1930-х гг.

Теперь многие из вопросов, которые возникли в прошлый раз, получили свои ответы. Соответственно, и новые вопросы тоже появились. До сих пор непонятно, кто именно проектировал тот или иной из описанных объектов, и конкретно какова во всём этом роль Андрея Бурова. В принципе, сноски в тексте чаще всего указывают на номера фондов ОГАЧО, то есть все эти документы есть в архиве, хотя простому человеку до них добраться не так-то просто /:
Tags: Тракторозаводский район, проспект Ленина, улица 40 лет Октября, улица Ловина, улица Савина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments