ssgen (ssgen) wrote in chelchel_ru,
ssgen
ssgen
chelchel_ru

Categories:

Дом В.Г.Жуковского (Труда, 88)

История этого особняка неразрывно связана с именем лекаря Василия Григорьевича Жуковского, основателя Челябинской городской больницы.



В.Г.Жуковский родился в 1762 году (по другим данным в 1766) в деревне Решетниково Киевской губернии в семье приходского священника. В 1784 году окончил медицинскую школу при Санкт-Петербургском сухопутном госпитале, ему было присвоено звание подлекаря и, учитывая высокие способности и положительные личные качества, его оставили служить при госпитале.

В марте 1786 года медицинская коллегия Сената направила под руководством лекаря С.С.Андреевского экспедицию в Челябинск для изучения и борьбы с неизвестной болезнью, не щадившей ни людей, ни крупный рогатый скот. Впоследствии её назовут сибирской язвой. В.Г.Жуковский был включен в состав этой экспедиции. Андреевский, Жуковский, Вальтер... Им было чуть больше двадцати. Вряд ли кто-то из нынешних ровесников этих молодых людей сможет понять их более чем странный поступок: отправиться из блестящего Санкт-Петербурга в глухомань, на Урал, навстречу страшной болезни - и не по принуждению, а по зову сердца и врачебного долга.

Через два года после приезда, основательно помотавшись по ужасающему бездорожью в окрестностях Челябинска и казачьим станицам вслед за жестоким «поветрием», Андреевский решился на смертельно опасный эксперимент. Чтобы доказать, что сибирская язва (это название дал недугу сам Андреевский) – болезнь инфекционная, 18 июля 1787 года он в присутствии городничего, судьи и Жуковского сделал себе прививку от больного человека. Все, что происходило с ним после этого, Степан Семенович вносил в «скорбный листок» (так в то время называлась история болезни). Когда наступили, как он писал впоследствии, «расстройство и помешательство мыслей, соединенные с превеликим страданием», записи наблюдений за умирающим коллегой вел Василий Жуковский. Он же лечил и ухаживал за ним.

Андреевский выздоровел и через некоторое время вернулся в Санкт-Петербург. Его отчет о деятельности экспедиции и труд «О сибирской язве» были высоко оценены медицинской коллегией Сената. Ее участники были награждены орденами. По представлению руководителя экспедиции в 1787 году В.Г. Жуковскому было присвоено звание лекаря, а в 1799 году - штаб-лекаря. Экспедиция работала в Челябинске три года и по ее завершении в 1789 году вернулась в Санкт-Петербург. Жуковский подал рапорт о желании остаться в Челябинске. Конечно же, рапорт был удовлетворен – на роль единственного доктора в глухой провинции конкурентов не нашлось.

Приняв решение навсегда связать свою судьбу с Уралом, Василий Григорьевич первым делом построил себе дом «на пустопорожней казенной земле в первом квартале в Сибирской улице... деревянного строения, крыт тесом, в нем 4 жилых покоя», как свидетельствует опись домов за 1800 год. Здесь он жил, здесь и работал, принимая больных в кабинете. Лежачих посещал на дому. И хлопотал об открытии в городе стационарной больницы. Настоятельная необходимость в ней была очевидна. Так как больницы в городе не было, заболевших солдат гарнизона из казармы по указанию городской управы в порядке очередности поселяли к жителям города, которые обязаны были ухаживать за ними под врачебным руководством Жуковского. Нужно ли говорить о том, каким тяжким бременем ложилась эта обязанность на плечи горожан? Поэтому широкий жест купца II гильдии Максима Ахматова, который на сходе жителей города пожертвовал 800 рублей на приобретение дома под изолятор для заболевших солдат, был воспринят с восторгом абсолютно всеми. Кроме Василия Жуковского, который не считал открытие изолятора решением проблемы. В декабре 1823 года в Челябинске появилась больница, но до 1828 года она оставалась в зародышевом состоянии и в хозяйственном отношении была совершенно неустроенной. Больница, кроме лечения, не обеспечивались ничем – ни вещами, ни питанием (питались больные от своих семейств, пользовались своим бельем и одеждой).

Он продолжал добиваться строительства больницы, где можно разместить хотя бы 15 коек и которая бы обслуживала не только солдат гарнизона, но и простых горожан. И добился - в мае 1828 года, через 92 года после основания Челябинска, больница была открыта - правда, в помещении «изолятора», всего на 10 коек и с одним врачом. Еще через 10 лет благодаря настойчивости Жуковского для нее было построено новое помещение, вблизи моста через реку Миасс, напротив табачной фабрики и филармонии. Здесь было развернуто сначала 20, а затем 30 коек. На этом месте она просуществовала 45 лет, после чего была перенесена на Уфимский тракт (ул. Воровского), в урочище Каменной горки, где сейчас расположился целый городок городской клинической больницы №1.

Городская больница (это, правда, уже более поздний снимок, 1905-1912 годов).


Ни одно важное событие в Челябинске не проходило без участия В.Г. Жуковского. Он был известен по всей губернии. Во все времена челябинцы были отзывчивы на добрые дела и помнили их. Один из современников Жуковского, лично его знавший, писал о нем в 1876 году: «Василий Григорьевич всей своей многолетней жизнью доказал, что на всяком месте и во всяком положении человек может много сделать добра, только было бы желание и бескорыстная любовь к людям... Простой уездный лекарь, он сумел заслужить в своем городе и в целом уезде не только всеобщую любовь и уважение, а более – благоговение, заслужил не блистательными подвигами полководца, а своею неподкупною добросовестностью и полною готовностью быть полезным всем и каждому... Городские жители называли Василия Григорьевича «батюшкой» и шли к нему в дом, как в родственный всем...».

Штаб-лекарь Жуковский трудился в городе более 50 лет. Несколько раз врачебная управа пыталась забрать ценного работника в губернский Оренбург, но Василий Григорьевич был лишен тщеславия, руководящие посты его не привлекали. Еще в 1797 году он был утвержден членом Оренбургской врачебной управы, затем ему предлагали престижное место в Уфе (в то время это был город значительно больше, чем Челябинск), но Жуковский добился разрешения исполнять обязанности члена Оренбургской врачебной управы, оставаясь врачом в Челябинске. В 1808 году его пытались перевести в Оренбург, а вместо него предложили прислать другого врача. Этому воспротивилось население города и городская управа. Вмешался губернатор, который в своем письме в медицинский департамент писал о Жуковском: "Он уже 20 лет занимается успешно борьбой с сибирской язвой, и она уже резко сократилась там, лекарь Конке его не заменит, и полезнее ему быть там, чем заседать в управе".

Умер В.Г. Жуковский в 1840 году в возрасте 74 лет. Один из современников так писал о первом челябинском враче: «Василий Григорьевич всей своей многолетней жизнью доказал, что во всяком положении человек может много сделать добра, только было бы желание и бескорыстная любовь к людям... Он сумел заслужить в своем городе и целом уезде всеобщую любовь и уважение, заслужил своею неподкупною добросовестностью и полною готовностью быть полезным каждому… Городские жители называли Василия Григорьевича «батюшкой» и шли в его дом, как в родственный всем... Могила его закрылась при истинных слезах всего города.»



Но не закрылись двери дома с мезонином, построенного «на пустопорожней земле и являвшегося родственным всем». Этот дом, бывший своего рода культурным центром уездного города Ч., и после смерти Василия Григорьевича собирал под своей крышей городскую интеллигенцию. Унаследовавшие его сыновья (Григорий, Иван и Николай) были людьми широко образованными и достигли больших высот в служебной карьере. Два сына стали сенаторами в Санкт-Петербурге. Николай Васильевич, например, дослужился до чина действительного тайного советника – одного из самых высоких в российской табели о рангах. Младший сын Иван был некоторое время челябинским городничим. Хлопотная административная должность не помешала ему написать уникальный труд «Краткое обозрение достопримечательных событий Оренбургского края, расположенных хронологически с 1242 по 1832 год». Книга даже переиздавалась в Санкт-Петербурге, что было большой редкостью по тем временам.

Когда сыновья окончательно покинули Челябинск, дом купил один из самых известных челябинских меценатов – сын другого врача, В.К.Покровского. Так что свое культурное значение он не утратил. В начале XX века здесь разместилось английское акционерное общество «В.Г.Мюллер и К».

После революции дому Жуковского тоже в какой-то степени повезло, во всяком случае, уберегло от разрушения: в нем на короткое время был размещен штаб охраны города, что явилось веской причиной дать ему статус памятника истории, о чем долгое время свидетельствовала надпись на табличке.



В советские годы в здании располагались различные городские службы, что конкретно - выяснить не удалось. На фотографиях тех лет дом выглядит несколько ветхим, но вполне обитаемым.





В период перестройки его изначальная принадлежность к культурному слою Челябинска была восстановлена – дом с мезонином по улице Труда, 88, передан на баланс Челябинского концертного объединения. Если бы дома могли оценивать своих хозяев, можно предположить, что он вздохнул с облегчением. Правда, после этого ему пришлось исчезнуть по причине «ветхости строения», а восстанавливаться почти десять лет – столько шла реконструкция, то замирая, то возобновляясь по мере вливания бюджетных средств.

Реконструкция дома Жуковского (фото с сайта www.cheltram.ru).


Борис Юшин, главный инженер проекта реконструкции дома В.Г. Жуковского:
– Дом Жуковского сам по себе был очень своеобразным строением, явно создававшимся постепенно, разными людьми и при различных материальных обстоятельствах. Как и всякое деревянное здание, он ветшал, гнил и к концу прошлого века пришел в полную негодность. Долгое время был, что называется, бесхозным. Поэтому в Государственном научно-производственном центре по охране культурного наследия было принято решение не о реставрации, а о реновации этого дома, то есть сооружении нового строения по образу и подобию старого. Для исторической достоверности внешнего облика было проведено подробное обследование первоисточника и на основании этих данных создан проект «нового старого» дома. Сейчас реконструкция находится на финальном этапе – декор флигеля и мезонина. Если с финансированием проекта все будет в порядке, надеюсь, что летом этого года дом Жуковского порадует челябинцев и гостей города законченностью обновленного вида и станет хорошей данью памяти замечательного врача и гражданина.

В 1987 на здании терапевтического корпуса городской клинической больницы №1 установлена мемориальная доска В.Г.Жуковскому (скульптор И.В.Бесчастнов).

Ещё раз повторю краткую историю особняка (из другого источника).

Дом Василия Жуковского упоминается в «Книге описания домов Челябинска» 1800 года: «На Сибирской улице, на набережной, построен самим Жуковским деревянный дом о четырех комнатах». Лет 10 — 15 спустя здесь же строится и его сын Николай Васильевич. Его дом тоже «о четырех жилых комнатах». В 1822-м на родовой дом поставили мезонин. После смерти лекаря его дом значится главным в первом квартале улицы Сибирской под № 59 и числится за наследниками, «живущими в отлучке».
В 1870 году дом у наследников покупает В.К.Покровский. При нем особняк был облицован кирпичом и удлинен вдоль улицы, со двора пристроена узкая длинная постройка. Покровские были в числе самых именитых и богатых челябинских граждан, имели несколько домов, которые сдавали в аренду. Доходным стал и дом Жуковских. Долгое время его занимала почта. В 1906-м особняк выкупила одна из крупнейших в европейской хлебной торговле фирма «Мюллер и Ко».

Фирму изгнала из исторического особняка советская власть в восемнадцатом году. Его занимали различные рядовые службы и организации, пока он не обветшал из-за преклонного возраста и плохого ухода. Долгое время дом с мезонином стоял в запустении, портил своим обшарпанным фасадом вид улицы и был занесен в список ветхоаварийных строений. Давно бы быть ему снесенным, если бы не охранный мрамор памятной доски, оповещавшей, что в этом доме в 1918 году размещался революционный штаб охраны города и горком партии. Здание было объявлено памятником истории и потому подлежало охране.
Десятилетия шла речь о реставрации особняка, но лишь в 90-е годы разрушенный почти до основания особняк восстал из руин. Конечно, это уже не тот дом с мезонином Жуковских. Это его копия. Но, как говорится, и на том спасибо.


И перейдём к деталям.



Пристрой справа сделан уже при Покровском.


Преобрадающий декоративный элемент - звезда Давида.






Резьба везде новодельная, остаётся только надеяться, что достоверно восстановили.




Чердачное окно стало попроще, сравните с дореволюционной фотографией.




Справа в глубине двора - узкая постройка, также возведённая Покровским.


Она же со стороны двора.




То ли коровник, то ли конюшня.




Это уже не Жуковского постройка, а задник пристроя к дому Яушевых со двора.




Источники:
"Старый Челябинск в открытках и фотографиях"
"Челябинская область в фотографиях"
М.Я.Иванцова. Челябинск. Краткий путеводитель. Челябинское книжное издательство, 1961
На перекрёстках времени: История Челябинска в лицах. ГУК ЧОЮБ, 2006.
http://www.book-chel.ru/ind.php?what=card&id=5753
http://chelcity74.ru/?ContentID=755041
http://city.live174.ru/content/print/?id=1829
http://www.flexites.com/24-09-2002/4/a1051.html
http://vecherka.su/katalogizdaniy?id=6186
Tags: улица Труда, улица Цвиллинга
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments