Tatyana Samorodskih (rezeda2000) wrote in chelchel_ru,
Tatyana Samorodskih
rezeda2000
chelchel_ru

Учебное подземелье




4 октября я побывала в удивительном месте – как выразился один из моих читателей: то ли метро, то ли преисподняя 😊
На самом деле – это единственный в России учебный горный полигон для студентов горных специальностей, в настоящее время действующий в режиме музея.



Здание горного техникума запомнилось ещё во время первого кратковременного визита в Копейск. Была зима, жуткий холод с пронизывающим ветром, мы приехали на автовокзал и пошли просто бродить по городу. Вышли на улицу Ленина и увидели вот это монументальное здание со скульптурами на фасаде.




Казалось, что с наступлением сумерек эти фигуры сходят со своих постаментов и гуляют по городу 😊… Думаю, это влияние повестей В. Крапивина, у которого образ оживающих скульптур весьма часто встречается.




Сейчас это учебное заведение называется Копейский политехнический колледж им. С.В. Хохрякова, объединивший в себе три учебных заведения:

• Копейский горно-экономический колледж (тот самый бывший горный техникум);
• Копейский профессиональный техникум им. С.В. Хохрякова;
• профессиональное училище № 34 (г. Пласт) – филиал Копейского горно-экономического колледжа.




Свою историю колледж ведёт с 1947 г., когда Советом министров СССР был издан приказ о создании Копейского горного техникума для подготовки кадров по специальностям: горно-эксплуатационная, горно-электромеханическая и маркшейдерское дело.




На площади у входа – ещё один пустующий постамент. Что здесь было? Очередная скульптура?




К сожалению, сейчас горных специальностей в колледже не осталось.

Наконец, к нам выходит наш будущий экскурсовод – Владислав Витальевич Лыков, и мы заходим в здание колледжа. Фойе впечатляет… Напоминает мне фойе Челябинского пединститута. Поменьше, конечно, масштабами, но всё равно солидно. Хотелось бы всё рассмотреть не торопясь, но наша цель находится во внутреннем дворе колледжа, поэтому быстро пробегаем в нужную дверь, успеваю только запечатлеть вот такой «умывальный уголок»:




Если приглядеться внимательнее, непонятно, как им пользоваться. У левой раковины, кажется, вообще всё закручено намертво, у правой направление струи будет весьма странным. Может, это питьевые фонтанчики?

Но вопрос о фонтанчиках отпал сам собой, как только мы вышли во двор, так как увидели те самые сооружения, в которые, как понимали, сейчас пойдём.




Что было в маленьком розовом, мы так и не узнали, а вот за ним – как раз та самая учебная шахта.

Тянется она довольно далеко, общая площадь – около 1800 кв. м., длина – 270 м.




Официальное название – учебный горный полигон им. Н. Левинского. Его строительство началось в 1968 году для проведения теоретических и практических занятий для студентов горных специальностей. Левинский – фамилия одного из преподавателей, принимавшего активное участие в строительстве полигона.

И хотя построен полигон на поверхности земли, впечатление «подземности» не отпускает. Даже перепад температур сразу чувствуется – там значительно прохладнее, чем на улице.

Заходим в приземистый сарайчик…




Стоящая у хода непонятная штуковина настраивает на соответствующий лад: понимаем, что внутри нас ждёт нечто необычное.




Владислав Витальевич произносит приветственную речь, а мы, не в силах сдержаться, начинаем запечатлевать увиденное.




Сверлильные станки – большие и маленькие…






Ящик для аптечки и телефонный аппарат…




Бачок для питьевой воды и невесть как затесавшийся сюда Дед Мороз…




Кстати сказать, за мелочами я не заметила главного – то, что этот бачок и Дед Мороз стоят на настоящем шахтном электровозе, и рельсы от него уходят в шахту. Хорошо, что мужчины у нас в группе оказались поглазастее.

Рядом с большим электровозом – макет.




Однако Владислав Витальевич не дал нам разбежаться, распорядился надеть сигнальные жилеты и защитные каски,




а потом любезно пригласил делать селфи, общие фотографии, всё, что хотим, благо, фактура богатая 😊

Не знаю, как называется эта штука, да простят меня мужчины, какой-нибудь компрессор или дизель-генератор, наверное… Нам такие (или похожие) штуки часто попадались в шахте.







Ну а эта техника привела всех в дикий восторг. Как тут не сделать эффектный кадр!




Трубка тяжеленная, Владислав Витальевич поясняет: зато взрывобезопасная и искробезопасная, что позволяет обеспечить связь в любых условиях.

К сожалению, сейчас в Челябинской области не осталось угольных копей, в стране добывают уголь в Кузбассе, остальные территории уже не принадлежат России: Донбасс, Караганда, Экибастуз.

Знакомимся с экипировкой шахтёра: каска, брезентовая роба, рукавицы, резиновые сапоги, индивидуальный светильник и самоспасатель.




Горные предприятия – рудники и шахты – предприятия повышенной опасности, так как они представляют собой замкнутое пространство. Здесь человеку некуда деться от опасности, ни увернуться, ни укрыться, нет запасного выхода. Поэтому большое значение имеют так называемые индивидуальные самоспасатели.



Они защищают от угарного газа.

Есть изолированные самоспасатели, в них содержатся химические элементы, при вскрытии и проникновении воздуха происходит реакция и выделяется кислород. С их помощью можно дышать, например, в космосе или под водой, но не более четырёх часов.




За состоянием рудничного воздуха следят специальные люди с помощью интерферометров, предназначенных для замера уровня метана, и газоанализаторов, замеряющих содержание углекислого газа.








Эти показатели записываются на специальных досках:




Я так поняла, что здесь воссоздан уголок помещения, где шахтёры экипировались перед спуском в шахту.






Каждому выдавалась бирка с табельным номером, после подъёма бирки сдавались. Делалось это для контроля за количеством человек, находящихся под землёй.




Копёр (модель) – устройство для спуска оборудования и людей в шахту. Клети опускаются в шахту по принципу лифта.




На мой вопрос, не бывает ли здесь аварий, Владислав Витальевич задорно предлагает устроить всё, что хотим, по нашему желанию. Так, с шутками и прибаутками, но, всё же, некоторой опаской, заходим в заветную зону…






Как я уже писала, перепад температур чувствуется сразу и помогает погрузиться в атмосферу штрека. Здесь всегда одинаковая температура. Похожий эффект я испытала, когда была в Кунгурской ледяной пещере, где постоянная температура +5, а на улице в то время было -29. Здесь обратная ситуация: на улице тепло, а в штреке прохладно, что добавляет острых ощущений 😊

Проводник обращает наше внимание на то, как солидно выглядит шахтное оборудование: толстые крышки, надёжные крепления, всё сделано так, чтобы защитить от искр и взрывов.






Только здесь мы понимаем, зачем нужны жилеты: светоотражающие полосы позволяют увидеть человека в темноте, ну, и добавляют немного оживления в нашу маленькую компанию 😊




Транспортный откаточный штрек оборудован рельсовыми путями для доставки оборудования, лесоматериалов.




Почему-то забавно видеть, что и на таких путях есть стрелочки.




Доставка оборудования и лесоматериалов производится на специальных шахтовых вагонах, среди шахтёров именуемых «козами»:






Иногда Владислава Витальевича забавляют наши вопросы. Например, одна из девушек спросила: что это за бочки с крышками?
Он пояснил: «Это горно-шахтное оборудование – пускатели, автоматы, пусковые агрегаты. Используются для запуска комбайнов, лебёдок, приводов».






Переходим к следующему механизму – угольному комбайну марки 2552.




Над комбайном висят наглядные пособия, рассказывающие о его устройстве.






При помощи данного механизма шахтёры добывают уголь.

Такие комбайны изготавливались на Украине, в Копейске на машиностроительном заводе им. Кирова делали проходческие комбайны.




Спрашиваю, сохранились ли отбойные молотки. Владислав Витальевич говорит, что двух движений такого комбайна хватает, чтобы сделать объём работы, который раньше выполнялся отбойными молотками.

Затем мне вспоминается слово «кайло», и я опять задаю вопрос, есть ли сейчас такой инструмент. Оказывается, есть, шахтёры называют его киркой или ласково обушком.

Обращаем внимание на потолочные крепления.




Состоят они из трёх частей: ставятся боковые стойки, затем крепится потолочная дуга. Так делают в горно-капитальных выработках, но, к моему удивлению, есть и деревянные крепления. Это делается в выработках, которые впоследствии специально обрушаются, когда ценная порода выбрана.

Разговор о деревянных крепях продолжается темой «сюрпризов», зачастую весьма неприятных, при ведении шахтных работ. Например, комбайн может наткнуться на водоём, и тогда вода обрушивается в шахту, возможна встреча с пустотами и т.д.
Спрашиваю, есть ли у шахтёров какие-либо суеверия, приметы, что нужно сделать, чтобы ничего не случилось. Владислав Витальевич отшучивается: если ты три раза побывал в завалах, и с тобой ничего не случилось, то и дальше не случится. Но шутка эта, конечно, грустная.

Главное – соблюдать технику безопасности, ну, и надеяться на лучшее.

В специально выдолбленной нише - щиток, куда подводятся кабели. Сейчас он пустой.




В отдельном помещении расположена тяговая подстанция




В шахтах трансформаторные подстанции присутствуют для обеспечения постоянного напряжения.




Подстанция не должна своим присутствием создавать помехи при транспортировке грузов, именно поэтому её помещают в специальных нишах, откаточных или вентиляционных штреках.




Также вокруг неё должно быть достаточно пространства для прохода людей.




Жаль, конечно, что она такая ржавая, но всё равно видно, насколько прочны все детали.




В камеру электроподстанции можно заглянуть через окошко.




А это – отверстия, через которые проведены кабели:




Клеть, в которой шахтёры опускаются под землю, это, по сути, тот же лифт. И так же, как лифт, клеть может сорваться из-за разрыва каната. В этом случае смягчить удар падения помогает парашютное устройство.




Вентилятор местного проветривания:




Через него сверху подаётся свежий воздух. Такие вентиляторы располагают в воздушной струе и по рукаву подают воздух в выработку, чтобы шахтёры могли спокойно работать.




Как ни странно, можно сказать, что в некоторых местах здесь даже уютно. Возможно, это ощущение дают крашеные деревянные настилы?




Владислав Витальевич ведёт нас в какое-то ответвление…




Здесь он рассказывает, как, собственно, происходит работа: маркшейдеры определяют направление выработки, взрывники закладывают аммонит, взрывают горную породу, вывалившуюся в результате взрыва массу с помощью погрузочной машины рабочие шахты транспортируют из штрека.




Разрыхлённая масса грузится на вагонетки, конвейер и другие транспортные срадства с помощью ковша.




Рабочее место машиниста-оператора:




Машина - на гусеничном ходу:




За смену – 6 часов – проходят примерно один метр горной породы. В сутках работают четыре смены, но первая смена, как правило, ремонтная, поэтому за сутки проходят три метра породы.

Пока девушки забираются на место оператора, чтобы сделать эффектную фотографию,




мужчины задают сугубо мужские вопросы: какое напряжение подаётся сюда, бывает ли, что машина ковшом перерубает свой же кабель и т.д.

Напряжение – 660 В, про кабель Владислав Витальевич отвечает, что такие случаи бывают. Интересуемся, как эту машину затаскивали сюда, в шахту. Оказывается, это делали студенты. Удивляемся, кто-то задаёт шутливый вопрос: «Это было в качестве зачёта или экзамена?» Но Владислав Витальевич отвечает, что затаскивали по частям, затем собирали.

Для переноски небольших, но тяжёлых грузов используются ручные лебёдки:




Неожиданно от сугубо практической темы – как затащить технику в шахту – переходим к философской с ноткой грусти: когда закрыли последнюю Копейскую шахту? В 2007 году, хотя угля там ещё достаточно.

Выходим из отсека с погрузочной машиной, и я вижу, что рельсики неожиданно уходят под внешнюю дверь.






Это – запасный выход.




Вот как он выглядит со стороны улицы:



Часть 2.
Tags: 2018 год, Копейск, шахта, экскурсия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments