constantin74 (constantin74) wrote in chelchel_ru,
constantin74
constantin74
chelchel_ru

Теплоухов К. Н. Челябинские хроники 1903

Оригинал взят у constantin74 в Теплоухов К. Н. Челябинские хроники 1903
Продолжаю делиться с вами, дорогие «челчеловцы», фрагментами из чудесной книги Теплоухов К. Н. Челябинские хроники: 1899— 1924 гг. — Челябинск, 2001 Составитель - Владимир Стейгонович Боже (начало – здесь http://chelchel-ru.livejournal.com/1227355.html)

Краткое содержание мемуаров. 1903 г.
В А Ляпустин. Подряд на строительство дома Ляпустина. Поездка в Пермь Строительство дома Ляпустина. Перевод Н. Г. Ругинова в Оренбург Подарки Ругинову по случаю убытия, прощальные вечера Прибытие нового акцизного надзирателя В. И. Филиппова. Новоселье В. А. Ляпустина. Садово-огородные работы. Жизнь семьи на Смолинском прииске. Охота на озере Ванюши. Цены на продукты и труд. Охота в Варламовском лесничестве с В. И. Филипповым. Общество взаимного кредита и его деятели.



Новый год встретили семейно в своем доме. Только что кончил годовую ревизию и расчеты по заводам — начал новое дело.
  8 Челябинск осенью 1902 г. в больницу вместо Новицкого приехал новый врач Василий Алексеевич Ляпустин — егозливый, пустоватый, но с самомнением — мнил себя хирургом. Ляпустину не понравились челябинские квартиры, и он надумал построить свой дом, — деньжонок немного было... А. Ф. Бейвель посоветовал ему пригласить меня руководителем постройки, — Ляпустин с радостью согласился, согласился и я — отчего не заработать несколько сотен...
  Ляпустин купил место, — общими силами составили план дома...
  9 января я поехал в г. Тюмень за лесом. В Челябинске лесу достаточно, но в Тюмени все же выгоднее; кстати, и город посмотреть, и рыбы купить, — дорога через Екатеринбург.

  Приехал, остановился на постоялом, узнал наиболее солидных нефтеторговцев. Обошел город — небольшой, тихий; дома и церкви обычные, — много и хороших домов. Большое прекрасное здание
Реального училища, выстроенное и подаренное местным купцом городу. Река подо льдом и снегом, из-под которого странно вылезают несколько пароходов и барок, стоящих на зимовке.
  Лесных складов несколько: Табликова, Шеина, Гаврилова, Усольцева, Широковских и проч. Цены — разные: бревна 12 аршин и 5 вершков — 1 р. 30 к.; 4 вершка — 85—90 к., в вагон помещается 5-вершковых — 55 штук, 4 в. — 80 штук, тариф до Челябинска — 41 р. за вагон.
  Столковался с Шейным; 5 вершков — 1 р. 25 к.; 4 вершка — не уступил — 85 к.; заключили домашнее условие; купил пока 5 вагонов, дал задаток, — высылать будет по вагону в день.
  Пошел покупать рыбу; тоже несколько складов: Рассохина. Новоселова, Бурова... Спрашиваю цену; осетрина — 26, нельма — 20—24, пыжьян — 18—22... думал, копеек за фунт, — дешевка, находка: в Екатеринбурге осетрина 70—80 к... не купить ли вагон? Но увы! — оказалось — рублей за пуд... значит, осетрина 65 к., нельма 50—60 к., пыжьян 40—50 — все-таки дешевле... Купил нельмы 2 (с половиной) пуда — себе и Бейвелю в подарок, — он нельмы не едал и был очень доволен.
  Большой известностью пользовались пермские ковры, половики, дорожки.
  Пошел смотреть и их: — ковры шерстяные, на конопляной основе, — грубые на ощупь и по рисунку, но очень прочные, цены от 5 до 10 р. — по величине, — купил пару по 7 р. 50. Дорожки —1 аршина ширины, но тоньше, рисунок красивее, — 40—50 к., купил 30 аршин по 50 коп.
  Вернулся в Челябинск; жена поворчала за рыбу и ковры, дорожки одобрила...
  Начал поступать лес... Цена, считая все расходы, оказалась ниже челябинской на 5—10%, а качество значительно выше.
  Приступил к постройке. Желающих подрядчиков — несколько, — отдал работу «своему» Шалагину И. И., — взял подешевле и работает добросовестно.
  Плотничьи работы начались еще зимой.
  Я ежедневно ходил на постройку, хотя плотничьи работы не требовали постоянного наблюдения.
  У Ляпустина наличные деньги кончились. Он достал где-то под вексель 2000 р.; сообщает при мне А. Ф. Бейвелю: «Ужасно волнуюсь... подписал первый вексель в жизни!..». — «И деньги получили?». — «Получил». — «Чего ж тогда волноваться? теперь пусть тот волнуется, кто дал... как он получит обратно...».
  Домашняя жизнь шла обычным порядком, жена хозяйничала, ребята росли. Володя и Шура учились.
  По службе — ездил на завод, принимал спирт, делал расчеты за него, ежемесячно ревизовал заводы... в начале марта объехал участок в 3—4 дня.
  В марте пошли слухи о переводе Н. Г. Ругинова в Оренбург —тоже надзирателем. Слухи подтвердились, пришло назначение.
  К Ругинову все сослуживцы — большие и маленькие — относились хорошо: в городе он пользовался большой популярностью...
  Свое сочувствие решили выразить подарком — на память, — я, как наиболее близкий знакомый, устроил подписку. Подписал 50 р., — остальным отставать неудобно. Подписка дала 400 р., — участвовали только акцизные. Что подарить? У контролера Доброхотова отец жил в Москве, — перевели ему телеграфом деньги и просили купить золотые часы. Выслал скоро, массивные, прекрасной работы. Челябинский гравер Яковлев выгравировал на крышке наши автографы.
  Монопольные служащие собрали по своей подписке 200 р., купили в Екатеринбурге золотую цепочку к часам.
  Пивоваренный заводчик Венцель — немец — подарил Ругинову серебряный портсигар. Серебро было дешево; немцу хотелось сделать хороший подарок, — портсигар оказался весом около фунта и не помещался ни в один карман.
  Конечно, снимались, — сначала одни акцизные, потом вместе с монопольными, наконец, большой снимок на вокзале...
  Начались прощальные вечера...
  Первый устроил я — у себя: пригласил всех акцизных. Конечно — чай, карты и — длинный-длинный ужин с возлияниями, воспоминаниями, речами, тостами, пожеланиями, — вечер стоил рублей 80...
  Другой вечер устроили все акцизные по подписке — в доме старшего из акцизных Н. Н. Трофимова, — распорядительницы — его жена Екатерина Владимировна и моя жена. Ужин стоил рублей 150, — напитков — изобилие. Тип вечера обычный, но выпили много основательнее. Мне понравился ром, и за вечер я вытянул всю бутылку. Контролер А. И. Степанов решил сказать речь, но запутался и выразил свои чувства тем, что выпил свой бокал и швырнул его на пол, к большому огорчению хозяйки. Остальные были не лучше... Н. Г. Ругинов — под конец так расчувствовался, что заплакал, расцеловался со всеми, даже с дамами...
  Наконец, был общественный прощальный ужин в клубе. Желающих участвовать собралось человек 80, — ужин с водкой, но без вин — стоил 6 р. Были, конечно, все акцизные, монопольные и... все клубные знакомые Н. Г. Ругинова, т. е все члены клуба... Ужин хороший, — я с удовольствием поел осетрины с соусом провансаль. Конечно, скоро начались тосты, речи, пожелания, — после каждого — туш служебного оркестра. Говорили речи. Богатый купец Холодов, управляющий челябинской таможни Карпинский, земский начальник Селецкий, А. Ф. Бейвель и многие другие. От акцизных надо было говорить мне, но мужества не хватило, и за меня говорил контролер Доброхотов — знакомый с этим искусством, — впоследствии — учитель, а потом и директор московской гимназии.
  Еще за ужином многие требовали шампанского... по окончании разбились на группы, на вина приналегли серьезно и... дружеская беседа затянулась далеко за полночь...
  Меня пригласил поболтать Иван Корнильевич Покровский из владельцев завода — выпили 2 бутылки шампанского, — к нам присаживался и виновник торжества Н. Г. Ругинов — его тянули
во все стороны.
  Я ушел домой после 2 ч., но вечер еще далеко не закончился.
  Буфет клуба, считая и плату за ужин, выручил около 1000 р., если посчитать расходы на наши ужины и на подарки, то перевод Ругинова в г. Оренбург стоил челябинским обывателям более 2000 р.
  Н. Г. Ругинов уехал, семья его пока осталась.
Из Троицка приехал новый надзиратель — Владимир Иванович Филиппов, — тоже с университетским образованием, тоже естественник, но... товар уже другого сорта...

***
  15 августа семья вернулась в город — сыновьям пора учиться.
  С начала сентября начала работать ректификация, ставили с Филипповым контрольные снаряды, обеспечивали их и аппараты пломбами.
  Начал поступать спирт, — принимал, составлял расчеты. Завод снабжал ректификатом Челябинский, Троицкий и Верхнеуральский склады, — спирту поступало много — около 600 000 ведер в год, и Филиппов окрестил меня... спиртовым королем.
  По службе были и другие дела. Выяснял цены на хлеб и проч. Цены такие: пшеница в зерне от 45 до 55 коп. пуд, рожь 35—45, овес 30—35—40 к., картофель 10—14 к., сено 10—26 к., соль 25 к.
Рабочие руки — поденно 30—35 к., помесячно от 6 до 25 р.

***
   Осенью в Челябинске — по инициативе А. Ф. Бейвеля — образовалось Общество взаимного кредита.
  Набралось достаточное количество желающих, сделали взносы — не меньше 50 р., некоторые внесли и по 500 р. — получили разрешение на открытие.
  Собрались в Городскую думу для организации. Председателем правления, т. е. главой — выбрали А. А. Чикина, его товарищем А. Ф. Бейвеля, — в число 6 членов Правления выбрали и меня. Председатель Совета — контролирующий орган — Р. Г. Попов.
  Помещение дал бесплатно А. А. Чикин, — низ одного из Стахеевских домов; наняли бухгалтера — некоего Михайлова, знающего банковскую бухгалтерию, но очень паршивого человечишку, обладающего талантом вызывать острую антипатию у всякого, кто его узнавал.
  Банк открыл свои действия...
  Был выбран из членов учетный Комитет — для оценки новых членов и представляемых векселей. Кассой заведовал очередной член правления, он фактически был главой.
  В октябре был А. Ф. Бейвель, на ноябрь выбрали меня...
  Сначала я чувствовал себя, как в лесу, но скоро огляделся,— дело оказалось нехитрое...
  Занятия были вечером — с 6 до 9 ч., — обязательные дни — понедельник, среда и пятница.
  Дела Кредитки пошли бойко — деньги нужны всегда и всем.
  Месяц просидел благополучно, — с 1 декабря — другой член Правления.
  За зиму общественная жизнь затихла.
  Филиппов был даже слишком общественный человек, — по словам его жены — он в Троицке ежедневно посещал всех своих знакомых, — но у них почти никто не бывал. Она — Софья Матвеевна
— все время сидела на диване и читала, — говорила, что у нее порок сердца.
  За зиму у них собирались некоторые акцизные раза два...
  Жена возилась с ребятами, хозяйничала, иногда бывали у Бейвелей, — заходили и они.
  В свободное время я прилежно столярничал в большой детской.
Сделал — возился больше месяца — полубуфет, — выкрасил, покрыл лаком — вышел приличный. Еще дольше возился с грандиозной, но довольно неуклюжей, вешалкой для передней...



(Выделения полужирным шрифтом и курсивом мои - constantin74)
Текст и фотографии даются по изданию:
Константин Теплоухов. Удивительное жизнеописание акцизного чиновника и человека в его мемуарах, рассказах и фотографиях. 1897-1924 гг. / сост. Д. Г. Графов. – Челябинск : Каменный пояс, 2015. – 624 с. : ил.
Tags: Теплоухов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments