constantin74 (constantin74) wrote in chelchel_ru,
constantin74
constantin74
chelchel_ru

Строительство дома Теплоухова 1901-1902 годы

Оригинал взят у constantin74 в Строительство дома Теплоухова 1901-1902 годы
Продолжаю делиться с вами, дорогие «челчеловцы», фрагментами из чудесной книги Теплоухов К. Н. Челябинские хроники: 1899— 1924 гг. — Челябинск, 2001 Составитель - Владимир Стейгонович Боже (начало – здесь). Кстати книга «Удивительное жизнеописание акцизного чиновника и человека» пока еще есть в продаже (на той неделе имел радость купить пару экземпляров для друзей)!

В этот раз решил остановиться подробнее на строительстве Константином Николаевичем собственного дома. Думаю, что тема постройки своего дома актуальна для многих и в наше время (пусть даже и в качестве мечты). Как продавали землю, и велось строительство в Челябинске начала XX века, сколько стоили тогда материалы и где покупались, как оплачивалась работа, и откуда у акцизного чиновника было столько денег. Все это мы узнаем из дневника Теплоухова.



Текст дается по изданию: Семья и время перемен. Век XIX—XX. Сост. А.Б. Гуськова, научн. ред. B.C. Боже. — М.: Лист Нью, 2011. Мемуары: 1899—1934/Авт.: К.Н. Теплоухов. 720 с.

1901-й год

В конце августа перебрались в город.
Квартиру нашли в доме Домны Петровны Первухиной, — в том самом, в котором помещался сгоревший весной клуб вместе с моим оружием... Квартира — очень большая: три громадных комнаты, четвертая— поменьше, кухня — отдельно, большие сени, передняя, — но... оказалась сырой и холодной настолько, что с наступлением зимы одну комнату заколотили. Цена 20 рублей.
К М.П. Крашенинниковой вместе с Шурой начал ходить и Володя, но она ему не понравилась, и он, уйдя из дому, гулял по городу, ходил на вокзал и к ней не показывался...
Провал с шахтой не отразился на нашем душевном спокойствии — мы начали другое, более крупное и определенное дело — постройку нашего дома. Подвинтил, конечно, А.Ф. Бейвель... Он предложил купить его дачу на Смолинском озере, точнее говоря, очень большой сруб, часть которого приспособлена для жилья. Цену назначил 1000 руб. с рассрочкой на два—три года; в случае нужды — обещал помочь и деньгами. Поговорили с женой, подумали, еще поговорили и — решили... свой дом дело неплохое. Место для дома можно бы найти в городе, но лучше на окраине. Кстати местность около Казенного винного склада начала заселяться. Земля там принадлежала городу, кварталы уже назначены и утверждены.


В начале сентября подал в Городскую думу заявление о желании приобрести место в 88-м плановом квартале, № 1178; длиною по улице 15 сажен, в глубину 30 сажен — всего 450 квадратных сажен. Получил
согласие Думы. На 19 сентября назначены торги, — торгующихся должно быть не меньше трех человек, — явились я и приглашенный мною В.А. Аникин, имевший тогда еще небольшой дрожжевой завод, и В. Г. Угрюмов; других покупателей не оказалось. Объявили цену полтора
рубля за кв. сажень, — я прибавил '/2 коп., Аникин '/2 коп., Угрюмов '/2 коп. Второй круг: Аникин отказался, Угрюмов еще '/2 коп., я — ‘/ 2 коп. Угрюмов отказался, — место осталось за мной по рублю 52 '/2 коп. за кв. сажень, — всего на 616 руб. 25 коп. Через три дня переторжка, явились те же; нового — ничего, и место продано мне окончательно, — внес задаток 70 руб., остальные 546 руб. 25 коп. уплатить 20 февраля следующего года. Приступил к постройке...
Плотники всего дешевле работают в конце зимы и начале весны, когда летних работ еще нет. Плотничные работы отложил до этого времени, а фундамент надо сложить теперь же - до снега и морозов. Съездил с Угрюмовым на дачу Бейвеля, снял возможно точные размеры дома. Начали составлять с женой уже детальный план дом а, придумывали всевозможные проекты и варианты, - она желала так, я иначе, - несколько раз поссорились... Французская пословица — «аппетит приходит по мере еды» — оправдалась: четырех больших комнат нам показалось уже мало, — решили к даче сделать еще пристройку...
Заготовил камень для фундамента пять или шесть куб. сажен по семь рублей с доставкой , купили известку, песок. Вырыли котлованы, - место оказалось очень удобным для постройки: с пол-аршина — земля, ниже мелкий камень, потом крупный и на глубине аршин а — уже слитый, способный выдержать любую нагрузку. Дни все холодные, не оттаивало и днем. Притащили из склада котел для разогревания известкового раствора, но с 18-го неожиданно тепло, — все растаяло, не замерзало и ночью, и к 24 октября удалось кончить кладку всего фундамента благополучно. Я и жена следили все время.



***

Осенью приезжала к нам и гостила у нас около месяца — мать Анна Васильевна.
Фундамент кончен, постройка пока затихла; началась осенняя и зимняя жизнь...

***

1902-й год

Начал подыскивать плотников для постройки дома... Нашел подрядчика Ивана Ивановича Шалагина, — у него своя артель плотников — вятский; мы потолковали с ним раза два—три; понравились друг другу, — сошлись. Разборку дачи на озере, перевозку ее в город, постройку здесь дома — словом, за все деревянные плотничьи и столярные работы и даже за конопатку Шалагин назначил 600 руб. Потом — за постройку бани, сарая, конюшен и забора — из тесу — кругом всего места, за ворота — с большим пролетом и двумя калитками — он прибавил еще 200 руб., — всего, значит, 800 руб., что по тогдашнему времени было нормальной ценой. Я дал ему задаток 200 руб., — остальные по мере возможности, но не дальше года. Шалагин заявил, что надо написать договор, — я вполне согласился с ним. Два вечера сидел — составлял; переписал в двух экземплярах. Позвал Шалагина, — почитал ему с комментариями каждого пункта. Он согласился со всем.
Подписали оба, — Шалагин малограмотный, — один экземпляр отдаю ему.
«А мне на что? — не надо... Пусть оба у тебя лежат...»
И.И. Шалагин оказался добросовестным подрядчиком; давал мне много практических указаний, беспрекословно переделывал все, что мне не понравилось, материал — берег, о нужных материалах своевременно предупреждал; плотники работали чисто, аккуратно. В самый
разгар работ Шалагин приходит ко мне и заявляет, что сработано уже много, а он получил только задаток, — не найдется ли у меня еще 200—300 руб. за работу. Говорю — к сожалению, не могу — все расходую на материалы. Шалагин согласился, что на материалы надо много, и вдруг предлагает взять у него!.. «Могу дать тебе сотни две, три... Отдашь, когда будут!»
С февраля началась постройка.
В один—два дня разобрали дачу на озере, в три—четыре дня по хорошей санной дороге перевезли в город — к моему месту, получилась весьма внушительная груда леса. Начали подвозить и с лесных складов на добавочные комнаты. Сначала работали семь—десять человек, но почти каждый день к Шалагину приезжали остальные рабочие его артели. У него не было пока другого подряда, и он всех ставил на мой дом. Под конец работало 40 человек! Когда подходишь к дому, он напоминает муравьиную кучу.
При таких условиях мне приходилось пошевеливаться... Больше всего требовалось лесу, лесу и лесу. Что можно — покупал в кредит, — часть на слово, часть — по счетам, более крупные покупки — по краткосрочным векселям. На наличные расходы А.Ф. Бейвель дал мне взаймы 1000 руб.,
потом еще 500 руб., — рассчитался я с ним нескоро.
Понадобилась масса моху в пазы, — на базар привозили не всегда: ездил в деревню Моховики, где драли мох — в 12—15 в. от города, — достал несколько возов. Для конопатки надо пакли, — покупать пудами на базаре — копотливо. Откуда-то выписал сразу 30 пудов, получил два громадных тюка около сажени диаметром; пакля хорошая, но в середине одного из тюков — порядочно кирпичей.



Чтобы не терять времени, — начали класть и печи, — всего шесть печей, — по совету Бейвеля, в железных кожухах. Кирпичу понадобилось около 6000 шт., цена семь—восемь рублей за 1000. Припас глины, песку, нанял печников. За работу печей — в том числе большой кухонной, с отдельной плитой, печники взяли 55 руб. — печи сделали хорошо. Понадобились дверные, печные, оконные приборы, стекла. Стекло в раме, — рамы очень солидные — я по моему вкусу решил вставить бемское, — прочнее, светлее, красивее и — в общем — дороже немного. Бемское стекло имелось всех размеров, и можно найти по каждому размеру точно или срезать небольшую кромку, а простое обычного размера — квадратный аршин — давало много обрезу и лома. Понадобилась олифа, и много — на рамы, на замазку, потом на железо, цена первого сорта — 6 рублей пуд, таким образом 15 коп. фунт. Запасал железо для крыши, — в продаже кровельное железо имелось пяти сортов. Первый — 2 рубля 80 коп. пуд — безупречно правильных формы и толщины, без малейшего изъяна; второй — 2 рубля 40 коп. — с изъянами, не имеющими значения для строительного дела; третий—два рубля с мелкими изъянами и т.д. Я остановился на втором сорте — лист десять фунтов; понадобилось 40 пудов с небольшим. Железо, которым была покрыта дача Бейвеля, — оказалось тонким — восьмифунтовым и ушло на сарай с сеновалом и навес; на баню взял десятифунтовое...

***
С домом дело дошло до крыши... нашел кровельщиков — по четыре копейки с листа, — расход грошовый, начали крыть. Явился «подрядчик» по заливке потолков глиной и подъему земли... — скромно назначил за работу 400 руб.! Я вскипел, не стал с ним разговаривать... Потом эту работу
сделали, и очень хорошо, за 40 рублей.
При таком размахе постройка не затянулась, — в два месяца все было кончено, и мы переехали в свой новый дом до 1 апреля, а раньше думали,
в середине мая. Полы, окна, двери не крашены, стены и потолки голые, холодно, — дом еще не остыл, да еще забыли выколотить клинья над окнам и, но свой!..
Парадные двери выходили на двор, небольшие, светлые, холодные сени, большая передняя; дверь налево — мой кабинет, направо — приемная... Вдоль дома — коридор, один конец в нашу спальню, другой — в кухню; большая детская, столовая, комната для мальчиков... Большая кухня с чуланом и небольшой отдельной комнатой — для прислуги... Из столовой — дверь на террасу, в сад.



Устроили новоселье, — пригласили всех акцизных и других знакомых, — многие прислали торта и проч., что полагается. Чай, карты, большой ужин с солидной выпивкой; поздравления, тосты, пожелания... Контролер Жеденов выразил пожелание «умереть в этом доме не только вам, но и детям вашим!»
На дворе были устроены: бревенчатый погреб с ледником, навес для экипажей и проч., большая конюшня на три отделения, над всем этим большой сеновал, под углом к нему — навес для дров и баня; рядом с баней — помойная яма с крышей, справа — сад, за службами огород.
Ледник в погребе — кубическая сажень, — за такую яму в земле дерут рубль... «Подрядчик назначил три рубля, — я беспрекословно согласился. Он проработал шесть дней, вечером является ко мне, демонстративно швыряет шапку на пол и заявляет: «Работал неделю! — перепортил все инструменты, а не вырыл и половины! Хочешь — плати, хочешь—нет, а я за эту цену работать не буду!» Действительно, ниже аршина — сплошной гранит, хотя и с трещинами. Сошлись на десяти рублях...
Баню устроил несколько иначе, чем обычные. Вместо большой высокой каменки — печь около аршина высоты, покрытая чугунными плитами с желобками. Плиты отлили на небольшой вагранке, бывшей тогда в Челябинске, — по моей модели, — стоили пустяки. По бокам печи — две железных клепаных колоды, — одна давала горячую воду, другая — теплую, — топка из предбанника. При таком устройстве баню не надо было зимой разогревать накануне и можно мыться через два часа после начала топки. Конечно — лавки, полок, — собирался устроить душ, да не дошли руки.
Все работы, наконец, кончены, — двор, сад и огород представляли хаос. Остатки бревен, досок, плах, брусьев, остатки глины, песку... бугры земли и щебня от фундамента... большая куча мелкого камня и щебня от ямы для ледника, обрезки железа, обломки кирпича... А больше всего щеп, хотя — когда не было забора — все соседи щедро запасались щепами, но осталось еще много...
Я ежедневно по нескольку часов приводил в порядок двор. Жена еще старательнее занялась огородом и садом, — еще во время постройки дома в огороде были сделаны два капитальных парника с рамами, и она садила в парники, устраивала клумбы для цветов, ровняла и перекапывала огород. Мне хотелось в саду и в левой части двора, отделенной длинной решеткой, вместо надоевших акаций и тополей — насадить черемухи, рябины; несколько раз пытался, но или мы неумелые, или кустики неудачные, но они не принимались.

Дополнение. Судьба дома.

В доме Теплоухова с 1921 года по 1936 год работала челябинская метеостанция (и это неспроста!), а с 1934 по 1963 г.г. размещались службы челябинского управления и позднее гидрометбюро.
Фотография с сайта: http://www.chelpogoda.ru/pages/372.php



К сожалению, дом Теплоухова в 60-х - 70-х годах прошлого века был снесен. В советские годы он имел адрес: улица Могильникова (Могильниковская) № 105. Как видно по фрагменту карты 2ГИС соседние дома сохранились.




Вот так выглядел в 2011 году, судя по номеру, соседний с домом Теплоухова частный дом № 103 по улице Могильникова.



А это другой соседний дом № 107 на фотографии 2011 года.



Он же на фотографии начала XX века.



На месте, где находился двор с домом Теплоухова, в 2011 году был пустырь с рядом гаражей.





Больше фотографий окрестности дома Теплоухова 2011 года можно посмотреть здесь.

Tags: Теплоухов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments