constantin74 (constantin74) wrote in chelchel_ru,
constantin74
constantin74
chelchel_ru

Теплоухов К. Н. Челябинские хроники. 1900 г.

Оригинал взят у constantin74 в Теплоухов К. Н. Челябинские хроники. 1900 г.
Продолжаю делиться с вами, дорогие «челчеловцы», фрагментами из чудесной книги Теплоухов К. Н. Челябинские хроники: 1899— 1924 гг. — Челябинск, 2001 Составитель - Владимир Стейгонович Боже (начало – здесь)

Краткое содержание мемуаров. 1900 г.
Кружок самообразования. Инспекционная поездка. Н Н Трофимова (пос. Темирский, Мулдакаи, Миасскии завод, Сыростан, Куштунга, Тургояк, Коробково, Новоандреевка, Малые Карасии Че- баркуль, Кундравинская станица). Охота в окрестностях Челябинска Начало строительства винного склада. Охота у Сыростана Еленинский прииск. История стахеевской шахты. Добыча золота на приисках А. А. Чикина.

Анна Васильевна Бейвель с велосипедом. 1907 год.
Фотография из книги «Удивительное жизнеописание акцизного чиновника и человека». Составитель  - Дмитрий Григорьевич Графов.


Загорелось желание приобрести велосипед, деньги на покупку были...
Не долго думая, поехал в Екатеринбург, где были представительства разных фирм, купил у торгового] д[ома] «Блок», американский, легкодорожный «Кливленд» с деревянными ободами. Взяли с меня 250 р., но велосипед оказался очень хорошим — прочным, удобным и очень легким на ходу — потом — по хорошей дороге — я делал до 24 в[ерст] в час. В 2—3 дня научился ездить.
В Челябинске началась постройка казенного винного склада, И. Г. Ругинов предложил мне быть контролером на постройке. Я подумал, подумал и - отказался; место сравнительно почетное, на виду, но много работы и нельзя располагать своим временем. Ругинов назначил контролером В М Лисовского - протеже его жены Мар[ии] Мих[айловны]. которая выписала его с юга.
После 20 апреля получил письмо от продавца Дерябина из с[ела] Сыростан - зовет на охоту — дичи много. Соблазнил и Н. Г. Ругинова, — телеграфировал Дерябину, поехали — до Сыростана 110 в[ерст] по ж[елезной] д[ороге].
Вышли на ст[анции] Сыростан, близился вечер, нас ждали... весна в полном разгаре, погода прекрасная.
Встреча самая радушная, — лошади и проводники готовы, — почайничали, поели, поехали в горы, — до места охоты 7—8 верст.
Выезд — торжественный: я с Ругиновым на паре: сзади — на своей прекрасной кобыле Дерябин и его родич — ИвГан] Ал[ександ]р[ович] Качев - прекрасный охотник - мой дружок потом, — впереди верхами — два проводника-лесника. Дорога— подъемы и спуски, часто речки, ручьи, потом — горы лес...


***
Вернулись 30 апреля, — в городе тоже холода, а 6-го мая я поехал в участок — недалеко от города, и днями была такая жара, что лошади — неплохие — еле брели, пришлось днем спать, ехать ночью...
Наступил май, по обыкновению решили ехать на дачу... Мне отпуск брать нельзя, семья поедет без меня, вопрос — куда ехать?
Как-то сказал об этом А. А. Чикину, с которым часто виделись на постройке Народного дома. Чикин предложил провести лето на его — Еленинском прииске — около 30 в[ерст] от города и в 6 верстах от ст[анции] Полетаево. Там есть и лес и поле, можно хоть 10 огородов устроить; к нашим услугам большой двухэтажный дом — все, конечно, бесплатно. На прииске работают несколько небольших артелей старателей, можно немного ознакомиться с золотопромышленностью...
Поехали посмотреть, — все так, как говорил Чикин, только негде купаться...
Переехали, хорошо устроились, огляделись.
В доме кроме нас жил только заведующий прииском — Сотников; в отдельной небольшой казарме — машинист с масленщиком; старатели 3—4 артели из 2—3—4 чел[овек] в своих балаганах — за фабрикой...
Жена путаться с огородом не стала, потому что занялась и увлеклась больше интеллектуальным делом — сама сделалась, хотя не сразу, старателем...
Городскую квартиру оставили совсем, далеко от Акцизного управления...
Я поселился на Александровской площади — по диагонали от квартиры Ругинова — в доме Софьи Семен[овны] Протопоповой, — отдала весь низ из 3-х комнат — очень недорого. — обедал у нее же — в верхнем этаже.
Каждый праздник, случалось и в будни, ездил на прииск, до Полетаева — по ж[елезной] д[ороге], дальше — пешком или брал лошадь в Чипышеве. Возил туда провизию, которую нельзя было достать на месте; раз вез корзину — сотни полторы яиц, разбил шт[ук] 30 — весь перемазался.
На прииск ездил по работам старателей, осматривал соседние, уже заброшенные, прииски, видел верстах в 2 огромную Стахеевскую шахту.
История ее — не редкая на Урале. На этой площади разведали 17 небольших жил, все с хорошим содержанием золота и все имеют подсек (уклон) в одну сторону — все данные, что на 80—100 арш[ин] все 17 жил сойдутся в одну — очень богатую... — на 15—20 арш[ин] до воды жилы выработаны старателями. Стахеевы — это было лет 8 назад — выбрали место, пробили шахту на 4 отделения — 2 для откачки воды и спуска, 2 — для подъема породы: грунт мелкий, пришлось делать сплошное крепление. Пробили на 140 арш[ин] — жил нет... — штрека во все стороны — жилы исчезли — выклинились где-то выше... Шахту бросили, всю площадь отдали Чикину.
На нашем — Еленинском прииске старатели иногда помывали очень хорошо.
У жены разгорелись глаза — отчего не попробовать нам?.. — авось!..
Начать — дело нехитрое, делянку давали в любом месте — можно работать и на разведанной жиле; первоначальные затраты — пустяки...
Ассигновали 10 руб[лей], купили 2 лопаты, 2 кайла — по 30 к., ручки приделал сам; остальные 8 р. 80 к. — на рабочих. Наняли 2 татар, — дудки били по 20 коп[еек] за аршин, — глубже — по породе — до 40 к.; остальной «инвентарь» — деревянный ворот, бадья, веревка — хозяйские...
Начали без меня, — к приезду добытую жилу — «пески» — уже смололи на фабрике, промыли, золота получили на 20 р., т[аким] о[бразом] 100% прибыли за неделю. Чикин платил старателям по 4 р. 50 к. За золотник в казну сдавал по 5 р., — за размол бегунами брали пустяки, за доставку на фабрику 20 к. с тележки...
Удачное начало подбодрило, — «дело» начали расширять; купили еще несколько лопат, прибавили рабочих... потратили все 20 р., намыли на 40 р., опять 100%...
Жена увлеклась, смотрела за рабочими, рассчитывала рабочих, спускалась даже — при ее-то трусости! — в дудки для обмера штреков. Приезжая по праздникам, я производил ревизию работ и сводил счета.
В Челябинске  я служил. С утра до обеда — обыкновенно в ожидании поезда — взвесили всех своих детей... Оказалось, Шура весит 1 п[уд] 261/г ф[унта], Володя — 1 п[уд] 20 ф[унтов], Аня — 1 п[уд] 101/г ф[унта], Лида — 1 п[уд] 3>2 ф[унта] и Оля — 26 ф[унтов].
Шуре тогда было 7 л[ет] 4 м[есяца], Володе — 6 л[ет], Ане — 5 л[ет], Лиде — 3 г[ода] 9 м[есяцев] и Оле — 2 г[ода] 3 месяца].
За лето на прииске у нас очистилось сотни 2—3 рублей, работу бросить жаль, приходится вести ее иначе.
Я организовал «Первое Средне-Уральское Акционерное Золотопромышленное Общество» с основным капиталом 250 р., акций всего пять по 50 р., — акции купили: конечно, я, потом Бейвель, Ругинов, Попов и... владелец прииска А. А. Чикин.
Я единогласно был выбран директором-распорядителем с окладом 25 р. в месяц.
Нанял штейгера Ал[ександ]ра Ивановича] Калугина для надзора за работами и рабочими, приезжал на прииск по воскресеньям. Дело пошло неплохо, — когда лучше, когда хуже, но в общем за месяц сотня-другая оставались, да еще — как оказалось потом — кое-что прилипло к рукам Калугина.
В декабре работы прекратились, — я мог выдать акционерам кроме стоимости акций еще по 50 р., — имущество пожертвовали А. А. Чикину...
В городе устроились...
Из детей учился один Шура все еще у М. П. Крашенинниковой, да и то легонько.
Зажили общественной жизнью, ходили в гости, играли в карты, — собирались и у нас.
Анна Вас[ильевна] Бейвель сделала визит жене, — познакомились и домами; из акцизных у нас бывали Ругиновы, Богданович, иногда контролер Константинов; с остальными акцизными близкого знакомства не было.
Раз играли в винт у нас, — был и Евреинов со своей женой Анной Самойловной — очень красивой жгучей брюнеткой- южанкой... Пришел Богданович, — он был большой поклонник дам, Анну Самойловну увидел в первый раз и пришел в такой восторг, что убежал из «залы» в столовую, схватил стул и протанцевал с ним вальс кругом обеденного стола.
В другой раз — после «семейного» визита — Ругинов, Богданович, жена и я — поужинали, и Ругинов предложил еще поиграть в банк. Сначала на наличные, — у каждого нашлось десяток-полтора рублей, — потом задурили, начали играть на векселя, ставили сотни рублей... Кончилось тем, что Ругинов проиграл Богдановичу около 2000 р.
Конечно, это была уже шутка, но Богданович принял в сердце и, чтобы безболезненно ликвидировать этот долг, я устроил еще такой же вечер, — опять банк, и Ругинову удалось отыграть свои векселя...
Еще такой случай... Чайничали с женой у Ругиновых, — вдруг Ругинов сообщает, что на сегодня он пригласил еще кое- кого из акцизных и монопольных — с женами, будут карты... Мария Мих[айловна] — его жена — в ужасе, зачем не предупредил, чем она будет угощать?..
Начали собираться гости... К чаю кое-что нашлось, — уселись за карты... Дело подходит к ужину. Мар[ия] Мих[айловна] в отчаянии... потихоньку спрашивает жену, нет ли у нее чего- нибудь к ужину? Ругает Ник[олая] Григорьевича], уверяет, что завтра же уедет на юг... Вдруг — после 10 ч[асов] звонок — из клуба прислали полный ужин, даже с винами... Ругинов заказал еще утром...
На одном дворе с нами поселился Антон Васильевич Новицкий, — врач городской больницы Бейвель уже бросил больницу и строил как подрядчик казенный склад. Новицкий приехал из какой-то дыры В[ерхне]-Уральского уезда, наскучался от общества; о винте... он и его жена были горячие, но неважные винтари. Новицкие сделали визиты кое-кому и нам и начали устраивать карточные вечера, после карт — понятно — ужин. Все это очень хорошо, но Новицким пришла несчастная мысль оздоровить челябинское общество, изгнать из обихода крепкие напитки и к ужину, очень неплохому, подавали только лимонад. Мы все не были любителями выпить, но ужин после карт с лимонадом... не то... За первым же ужином Бейвель обращается ко мне: «Константин] Николаевич]! у Вас дома есть водка?» — «Есть!» — «Тогда сходим к Вам... Надо сообщить кое-что секретное». «И я тоже схожу!» — заявил Ругинов. — Слушать вас не буду...» Сходили, выпили рюмки по 2, с аппетитом поужинали у Новицкого.
Вечера у Новицких не склеивались, и вся их энергия обрушивалась на меня и жену.
Поиграть вечер, два — ничего, но почти каждый день — тяжеловато...
Я, наконец, не пошел, жена сказала, что я не совсем здоров... сообразительный Новицкий прибежал меня лечить, — выслушал, посмотрел язык, сообщил, что серьезного он не находит, но полежать день-два надо...
У Новицких познакомились с Ал[ександ]рой Михайловной Неудачиной — его родственницей...

(Выделения полужирным шрифтом и курсивом мои - constantin74)
Tags: Теплоухов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments