neomarxist94 (neomarxist94) wrote in chelchel_ru,
neomarxist94
neomarxist94
chelchel_ru

Categories:

Память Челябинска: Могильников и Гозиосский

Владимир Иванович МогильниковИмена еще двоих, погибших на площади Павших революционеров, — Могильников и Гозиосский. Улицы Могильникова сейчас как таковой не существует, а есть только разрозненные дома в разных частях города. Но к счастью, нам хоть немного известно об этом человеке.

Владимир Иванович Могильников родился в 1895 году в селе Бродокалмак Челябинской области. Родился он в семье крестьянина- середняка. Был лучшим учеником гимназии, обучаясь в ней в 1908- 1912 годах. Жители села так вспоминали о нем: «… Выше среднего роста, стройный, с красивым лицом, ласковой улыбкой, всегда готовый помочь человеку, оказавшемуся в беде…» В 1917 году он досрочно закончил Челябинскую учительскую семинарию и добровольно ушел в армию рядовым.Надо сказать, что на тот момент опыт подпольной деятельности у Могильникова уже был. В 1915 году, в период учебы в семинарии, совместно с Д. Т. Уткиным, А. П. Шершневым и другими участвовал в издании нелегального журнала «Семинарист». После окончания краткосрочных курсов прапорщиков в Казанском военном училище, он был направлен в 169-й стрелковый полк в Челябинске.  В первые дни революции Могильников вступил в партию большевиков и до конца своей жизни активно участвовал в борьбе за власть Советов. В 1918 был назначен  заместителем начальника охраны города. 27 мая 1918, во время мятежа и захвата города Чехословацким корпусом, при сопротивлении был арестован.


О Гозиосском нам практически ничего не известно. До Октябрьской революции Шмуль Израилевич Гозиосский состоял в партии «Бунд». После событий октября 1917 года он разрывает с бундовцами и становится большевиком. В первые месяцы Советской власти Гозиосский был секретарем челябинских Советов и Военно-революционного комитета.

Расправу белоказаков с большевиками так описал Марк Гроссман в книге «Годы в огне» (глава 13)

«…Катя обняла Елизавету Гавриловну, спросила, еле сдерживая плач:
— Вы ведь старушку Полетаеву знаете и старичка ее? Они, говорят, все, как есть, видели.
Лиза и Катя кинулись к старикам.
Те долго отнекивались, бормотали бог знает что, а потом, заливаясь слезами, крестясь, всплескивая руками, рассказали о том, чему были свидетели.
Адское убийство это задумали враги человеческие загодя, стало быть. Ибо еще с вечера стучался в окна конный казак, пьяный, требовал грубо:
— Ставни к ночи закрыть! А кто не затворит — на себя пеняй!

На мостике через Игуменку стояли казаки с голыми шашками, а к ручью подходили пятеро, арестанты — руки связаны и рты тряпками забиты. А в спину их подталкивали, чем придется, конные казаки, то есть казара.
Полетаевы от греха подальше кинулись в сарай, но перебороли страх и прильнули к дырам в досках.
Когда арестанты взошли на мостик, вся стража устремилась на них с оружием, экое зверье! Полное было молчание, и лишь клинки со свистом секли живое!
— Не томите бога для… — упала на стул Елизавета Гавриловна. — Вы же Петра моего знаете, был он там или нет?
— Так кто ж знает… — начала было старуха, но муж перебил ее, сказал Тряскиной: — Порубили Петра Николаевича, что уж перед богом-то грех на душу брать… Царство ему небесное… Добрый был человек, Лиза…

Она не помнила, как приехала на мельницу, она все время ощущала боль от шашек, будто это ее рубила белая казара. Лошадь сама привезла вдову во двор товарищества, и Скворцов, поняв по ее лицу, что она все знает, поклялся от имени рабочих: найду, где лежат убитые, и мы простимся с ними.
На другой день Иван Иванович принес Лизе ключи от мертвецкой, что на Марянинском кладбище.
— Поспеши, — попросил он, — простись и отдай ключ сторожу. Не то убить его могут.

В подвале кладбища Елизавета Гавриловна вовсе окаменела от горя. У Петра Николаевича была отрублена часть головы, отсечена кисть левой руки, разрублена спина.
Болейко, ведавший в Совете военным делом, лежал в солдатской форме.
Чуть на отшибе покоился замначштаба охраны Челябинска Владимир Иванович Могильников. Елизавета Гавриловна хорошо знала этого милого и красивого молодого человека. Володя происходил из недалекого села Бродокалмак, учился много лет первым учеником, безмерно любил стихи Добролюбова и был постоянным артистом своего сельского театра.

Володя был любимцем и тайной мечтой многих девушек Бродокалмака, ибо красота его дополнялась скромностью и умом. Сейчас интеллигентное лицо покойного было залито кровью.

Елизавета Гавриловна, дрожа всем телом, отвела взор от Могильникова и увидела Дмитрия Васильевича Колющенко.

Елизавете Гавриловне не разрешили взять тело мужа, и никто в городе так и не узнал, где похоронили Дмитрия Васильевича Колющенко, Петра Николаевича Тряскина, Михаила Андреевича Болейко, Владимира Ивановича Могильникова и Шмуля Израилевича Гозиосского.»

История улицы Могильникова в Челябинске покрыта мраком. Неизвестно, в каком году улица была переименована. Однако известно, что на этой улице ранее располагались только жилые дома. Позже она была перестроена и от нее на данный момент фактически ничего не осталось. Но в Бродокалмаке центральная улица носит имя Могильникова.

Такова была судьба и жизнь еще двух жертв чехословацкого восстания в Челябинске. Подводя итог, хочется сказать, что большевики, погибшие на площади Павших революционеров, были простыми людьми. Все они отказались в свое время от собственного благополучия и выбрали жизнь и борьбу за счастье всех людей в мире. В этом их героизм, в этом их сила. Они готовы были умереть за великую мечту. Они погибли за нее. Именно поэтому мы должны помнить наших великих предков. Именно поэтому мы должны глубже всматриваться в их образ. Именно поэтому должны изучать историю нашей страны и нашего края. Ведь не делая всего этого, мы обрекаем себя и Россию на смерть.

А наш цикл, посвященный героям, погибшим на площади Павших революционеров, завершен.

Следующая статья будет посвящена Самуилу Цвиллингу.

Источники:

1. Александр Моисеев «Память челябинских улиц», ЮУКИ, 1988.

2. Энциклопедия Челябинск.


Здание бывшего ликероводочного завода, улица Могильникова
DSC01521Проходная завода
Проходная завода. Слева- памятная доска, посвященная Е.Л. Васенко.

О самом заводе мало известно, а о доме Васенко вообще ничего не известно. Но согласно данным, он тут был.

Контора управляющего ликероводочным заводом, Могильникова 95

Здание бывшей 36 школы, Могильникова 107

К слову, эта школа существовала еще до революции. Тогда она церковно - приходской была, если не ошибаюсь.

Теперь это школа для детей с отклонениями.
Tags: улица Могильникова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments