yuvlatyshev (yuvlatyshev) wrote in chelchel_ru,
yuvlatyshev
yuvlatyshev
chelchel_ru

Моё Заречье. 1957 год. Библиотеки

Моё Заречье. Часть 1. 1952 год. Предки.
Моё Заречье. Часть 2. 1953 год. Дом.
Моё Заречье. Часть 3. 1954 год. Церковь.
Моё Заречье. Часть 4. 1955 год. Улицы.
Моё Заречье. Часть 5. 1956 год. Школа.
Моё Заречье. Часть 6. 1957 год. Библиотеки.

Уже в первом классе мама меня записала в детскую библиотеку имени Горького. Располагалась тогда эта библиотека в старинном двухэтажном каменном особняке на улице Кирова. Примерно напротив Троицкой церкви.





На первом этаже был абонемент, где книги можно было взять домой. Обязательно, по крайней мере, в первое время, библиотекарь просила пересказать содержание прочитанной книги. Свободного доступа к стеллажам с книгами там не было. Давали, как правило, то, что считали нужным. Или то, что просил и было в наличии. Что-то особенное из того, что я брал там на дом, не запомнилось. Пожалуй, только одна большая книжка с картинками, среди которых был разрез большого корабля. Мы с друзьями обожали такие картинки.

А вот на втором этаже было настоящее богатство - читальный зал. Но книги нужно было читать только там. Домой не давали. Там я прочитал полностью двенадцатитомник Жюль Верна в сером переплёте, оранжевый шеститомник Майн Рида, сочинения Александра Беляева, Александра Волкова. Но в особенном восторге я был от романов Георгия Мартынова: "Двести двадцать дней на звездолёте", "Сестра Земли", "Каллисто" и "Каллистяне".

Дополнительно мама меня снабжала интересными книгами из библиотеки дома работников просвещения (дома учителя), который находился в старом особняке Холодова по адресу: улица 1 мая, 112.



А спустя некоторое время я сам стал ходить в эту библиотеку и брать домой всё, что находил на стеллажах. Так я смог перечитать фантастику Герберта Уэллса, романы Александра Казанцева "Мол Северный", "Арктический мост", "Пылающий остров" и многое другое.



Особенно мне понравился роман "Пылающий остров".

Там есть забавный эпизод:

"Навстречу туче бомбардировщиков двигалась стая вёртких машин.
— Есть еще время. Надо было беречь наши машины.
— И людей! — воскликнул Кленов.
Министр улыбнулся.
— Это радиоистребители, — сказал он.
— Что такое?
— Это истребители без людей. Человек сидит в своей кабине на земле, но видит и управляет истребителем, словно находится в воздухе. Сейчас мы проследим за боем самолетов, а кстати вы увидите одну знакомую вам фигуру".


Вам это ничего не напоминает?

Уже где-то в шестом классе или чуть позже я подсел на Чехова и Горького. Перечитал всё, что нашёл в библиотеке дома учителя.

Однажды, когда я пришёл в эту библиотеку (учился я тогда в седьмом классе),  меня пригласили на какое-то мероприятие. Артист драмтеатра рассказывал о Северянине и читал его стихи. Артист пытался имитировать завораживающую манеру чтения стихов Северянина: начинал читать без эмоций, каким-то загробным голосом, затем переходил на чтение нараспев. На меня это произвело сильное впечатление, хотя я тогда был равнодушен к стихам.

Дома у нас было мало книг: десятка два, не больше. А в сарае долгое время лежали стопки книг дедушкиного племянника. Мне эти книги казались скучными: Маркс, Сталин, энциклопедии, ещё что-то. Когда мы уехали с Тагильской, то часть книг так там и осталась...

Вспомнил ещё один случай, связанный с библиотеками. Обычно из библиотеки дома учителя я возвращался домой по улицам Красного Урала, Кыштымской и Работниц. Но один раз почему-то  пошёл по Красного Урала и Тагильской. Как обычно, идя из библиотеки, уже читал на ходу книгу. Благо в Заречье не только машин, но и пешеходов практически не было. Когда я уже приближался к улице Работниц, влепился лбом в столб, который был почему-то почти посредине тротуара.

Tags: 1950-е годы, Заречье, улица 1 мая, улица Кирова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments